Книжный мир(Около)литературная всячина

Обмен впечатлениями о прочитанных книгах, анонсы новинок

Модератор: Dream

Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 28 сен 2018, 06:26

Мария Махова
11 сентября 2016 г.

Девушка из харчевни и её мяч, оставшийся в небе

Впервые о подробностях её биографии я прочитала, кажется, в начале 90-х. Писали, что в 59-м году в одну из молодёжных редакций некая девушка прислала стихи без обратного адреса, но редакция так заинтересовалась ею, что по штампу на письме (Сходня моск.обл) разыскало автора письма – это была девушка без образования, не охваченная комсомолом, работающая уборщицей в детском доме, где и выросла, т.к. отец её был репрессирован. И после того, как напечатали её стихи, отец прочитал их и много лет спустя нашёл свою дочь. Вот такое кино прошло у читателей перед глазами.

Сколько-то лет спустя вышла ещё одна статья, написанная как раз одним из тех журналистов, который её разыскал, А.Гладилиным, называлась она «Советская сказка» (статья есть в и-нете). О репрессиях и о детстве, проведённом в дет.доме там ничего не было. Но были другие, не менее впечатляющие подробности.
Вот отрывок:

«…Спрашиваем: «Случайно не знаете вот такой девушки, её зовут Новелла Матвеевская или Матвеева?» Они хором закричали: «А, цыганка, цыганка, вон там она!»
Мы зашли в здание барачного типа, постучали в дверь, которую мальчишки нам указали. Тишина. Потом тонкий женский голос: «Входите, дверь не заперта». Мы зашли и застыли. От удивления и потому что негде было повернуться… На склад похоже, потому что забито какими-то тюфяками. При слабом дневном свете из крошечного окошка мы не сразу различили контуры женщины, которая лежала в пальто на матраце, поверх этих тюфяков…

Мы спросили: «Вы Новелла Матвеева?» — «Да»… Мы говорим: «Мы из „Комсомольской правды", собирайтесь, поехали к нам в редакцию». Она сказала: «Только я записку маме напишу. А вы меня обратно привезете?» — «Конечно, привезем. Но возьмите с собой ваши стихи». Она вытащила из-под тюфяков толстую тетрадку: «Мои стихи всегда при мне»… Новелла, видимо, никогда не ездила в машине, её укачивало. Несколько раз мы останавливались, выводили Новеллу на снег. Её выворачивало...

В газете была специальная квартира для собкоров, туда Новеллу и поселили. Наши девушки тут же взяли над ней шефство — кормили, обхаживали, привели врача. А когда обнаружили, пардон, что на Новелле нет нижнего белья и она даже не знает, что это такое, — ахнули, собрали деньги, побежали в галантерею и купили ей несколько смен самого необходимого…

Ёлкин сочинил Новелле соответствующую биографию. Нельзя было писать, что Новелла — домработница в семье военного, что у неё нет даже четырёхлетнего образования... У Елкина Матвеева работала в колхозе пастушкой, школу оставила по болезни, но читала много книг, а уроки на дому ей давала мама, сама школьная учительница (что абсолютно соответствовало истине) ».

...Итак, из обеих статей я не смогла вынести чёткого представления о биографии и прошлом этой удивительной женщины, понятно было только её будущее: после публикации в «Комсомолке» её без всякого аттестата зрелости зачисляют на заочные Литературные курсы при Лит.институте, издают сборник её стихов и в 61 г. принимают в Союз Писателей.

…Но мне хотелось понять – что же всё-таки случилось с её семьёй, отцом и с ней самой? Почему она имела только 4 кл. образования при ТАКИХ родителях?.. (Отец географ, историк, действительный член Всесоюзн.георг.общества, мать – учитель литературы, поэтесса). КАК могло случиться вот ЭТО: холод, барак, уборщица без аттестата?.. И тогда я открыла автобиографическую повесть самой Новеллы и начала её читать, полагая, что уж здесь-то о своей жизни сама Новелла мне всё прояснит.

Но… не тут-то было… Впрочем, давайте будем последовательными.

В начале в повести «Мяч, оставшийся в небе» идут воспоминания из детства, довольно светлые, хоть и встречаются такие фразы:

- Еда, которая лучше голода, но не намного…
- я была на редкость необщительна и неисправимо дика…

«Но детство безответственно и, как я уже сказывала, аполитично. Особенно детство человека, никогда и на-впредь не собиравшегося в политику. Тем более что в октябрята я не успела, в пионеры — не удостоилась, в комсомолки не удосужилась, а в партийцы и тем паче…»

Пишет она и о своём отношении к власти и партийной верхушке:

«Что делать, как поступить, чтобы не ходить в поводу у разбойников, у головорезов, назначивших себя «честными малыми» — благодетелями и кормильцами нашими? Мы ведь — если вообще заработали — то честно заработали себе на еду. Может быть, чудом, но честно. А нам в уста — всё та же ведьмина клёцка из «Пропавшей грамоты»!..
Вот так Николай Васильевич Гоголь, сам того, конечно, не подозревая, нарисовал картину нашего благоденствия — всей сегодняшней экономики нашей. Конечно, если понимать её не по науке, а по совести».

Но пока – никаких арестов. Этой темы Новелла касается всего лишь раз, но и то не напрямую:

«…Правда и то, что где-то совсем близко от нас аресты превращались уже в чистейшее «искусство для искусства», от которого никакое пролетарство, никакая бедность никого уже защитить не могли. Но случай всё ещё миловал нас. До поры до времени…»

Но Новелла не даёт расшифровку этой фразы – «до поры до времени». До какой поры, до какого времени?.. – ведь дальше началась война...

…«Отец немедленно пошёл записываться добровольцем на фронт. Но мать перехватила его заявление, предъявив в военкомате достоверную справку о тяжелой болезни отца. (У него была язва двенадцатиперстной.) Тогда отец пошёл в Народное ополчение. Отдыхал мало. Помогал жителям Щёлково тушить пожары, возникавшие от зажигательных бомб… Позже возглавил МОПР. Но ещё до этого поступил политруком в Монинский военный госпиталь, куда раненых бойцов привозили прямо с фронта, из полосы огня…

«Всё для идей — ничего для детей», — острила мать на его счёт… но сама глубоко уважала отца за его гражданскую честность. Она-то и знала лучше всех, что у нашей семьи не только нет, но и не может быть прочной материальной базы. Добывать что-то лишнее для детей у отца и значило — эгоистически добывать ДЛЯ СЕБЯ… Но он стремился вырастить нас людьми честными и справедливо полагал, что собственная его честность должна быть для этого безупречной».
.........

Собственно, 41-м годом и заканчиваются воспоминания о детстве (хотя к детству Новелла обращается постоянно). Дальше идёт уже 54 год. То есть в 41-м ей 7 лет, в 54-м – уже 20-ть. Что происходило с ней и с её семьёй (мать, отец, она и сестра) в эти 13 лет – Новелла по каким-то причинам вспоминать не хочет.
.........

Итак, 1954 год и работа в дет.доме – изнурительная, тяжёлая. Там Новелла работает пастухом коров. И всё равно за ней следят и жалуются, что она во время ПРОЦЕССА читает книги.

«В книгах было для меня всё спасение. Поэтому-то — даже если коровы, лёжа, дремали, а Милка не вырывалась на шоссе и не мутила стадо — поэтому-то мне и не разрешалось читать, а сразу БЕЖАЛОСЬ в дирекцию и ГОВОРИЛОСЬ там, что «она», дескать, «не работаеть! Стоить — книжку читаеть!..». Не представляю себе — что же я должна была делать при стаде, когда оно спит? Колодцы копать, что ли, вокруг? Или деревья подпиливать?..

Право же, они требовали от меня невозможного! Так что, если бы не дождь, не снег, не град, не бури небесные со страшнейшими молниями и треском деревьев над головой (ведь я, точно король Лир, много недель провела под открытым небом), да кабы ещё не простуды из-за плохой амуниции, да не норовистая корова в стаде, да не беспрерывные вылазки врага (в лице всё тех же Шуры Б., Олимпиады А., и всей дирекции, и всей приютской администрации, и всей колонии Ланфиер), – в пастухах можно было бы и вправду жить припеваючи…»
Но чуть что – «так сразу же летят разные типы доносить начальству, что у меня силуэт не взметённый, поза не работящая, а тунеядская или что-нибудь в этом роде…»

В характеристиках своего начальства и всего своего невесёлого окружения Новелла точна и беспощадна:

«Гнусная тётя Липа, багровая от злости, с выскакивающими из орбит глазами, с разинутой пастью, изрыгающей грязнейшую матерщину. Не менее гнусная тётя Шура Б. с кошмарно-холодным совиным взглядом, с упорной, равномерной, неуклонной, неизбежной клеветой на языке, с пальцем, многозначительно поднятым и в ритм ворчанию рассекающим воздух. Новая директорша — бронированный утёс — лицо со взглядом, тяжёлым, как копыто. Длинный, как жердь с глазами, и словно всегда готовый в драку старик Е. И., изрыгающий свирепую, жёсткую, трескучую матерщину. Дядя Б. В., равнодушный ко всему на свете, кроме чужой собственности, и тоже весь начинённый веской, злой, волевой, так сказать, матерщиной. Дядя И. — подлиза и шкурник, похожий на бритого сатира, — с его клейкой, вялой, самою отвратительной матерщиной. Детдомовские сироты, стреляющие матерщиной при всяком удобном и неудобном случае. Неприветливая, неуютная, осыпанная матом и щепками детдомовская территория; интернаты — жилища сирот, где так и гуляет, бродит нежилой дух; интернаты, всегда тесно населённые, но так и не обжитые за множество лет.

Младшие воспитанники, по-арестантски одетые в серое (с гладко выбритыми, словно у новобранцев царской армии, головами), бегающие под дождём по лужам — без галош, без пальто, без шапок… С носами — всех цветов радуги; с синими, сиреневыми, белыми, голубыми от холода губами.

Кухня, полная воров и жуликов, запихивающих куски под халаты и фартуки, — кухня, обращённая к сиротам своей наиболее невкусной стороной. Кастелянная с решёткой на окне, напоминающей тюремную, — кастелянная, откуда сироты получают свои шапки и пальто не тогда, когда им холодно, а — когда это будет разрешено начальством и подписано его холодной рукой. Кастелянная, где, в тени тюремной решётки, на все приютские воротники ставятся клейма — то есть имена и фамилии обвиняемых в сиротстве, уличённых в беззащитности.
Холодные коридоры с безнадёжно длинными половицами. Холодный вестибюль, где с боков тяжёлого старинного зеркала всё, как прежде, сидят две бесстрастные деревянные совы. Только раньше они были чёрные, а теперь перекрашены в казённую светло-коричневую краску, какой красят двери…

В Детдоме происходило множество перемен. Одни начальники полетели вниз, другие взобрались наверх. Но сироты всё-таки остались на прежней точке — без шапок, без пальто в непогоду. Без хороших руководителей. И при одном взгляде на двух перекрашенных сов, мрачно сидящих на прежнем месте и по-прежнему бесстрастных, вам невольно напрашивается мысль, что у этого мирка переменилась лишь поверхность, дно же осталось нетронутым: никто не попытался проникнуть в глубину. Система управления перекрасилась в другую краску — только и всего!..»
........

Работая в дет.доме, Новелла мечтает поступить в мастерскую вывески или разрисовывать рожицы куклам для игрушечной фабрики. Но «этим непомерным притязаниям не суждено было сбыться»...
.........

После воспоминаний о работе в дет.доме мы переносимся в середину 60-х, где она уже в Доме Творчества, с мужем, Иваном Киуру (с которым она познакомилась во время учёбы в Лит.институте). Как ни горько, но в Доме Творчества тоже полно неприятностей, доносов и подсиживаний.

«Что же до Ивана Семёновича (Киуру), нервы его были уже настолько расшатаны, что даже маленькая рюмка коньяку или пива могла бы привести его к срыву, коего от него и так слишком нетерпеливо ждали. И даже, можно сказать, требовали!»

«Срывы бывали. Но, конечно, значительно реже, чем их малевали. Я могла бы пересчитать их — за долгие времена — по пальцам одной руки. Но они были очень страшны… Так было, когда мою книгу «Река» отпечатали мелким комментаторским шрифтом. (Тщетно я заверяла Ивана Семёновича, что это не есть ещё ШРИФТ РАСПРАВ, что это случайность!) Так было, когда мы просмотрели с ним американский фильм «Лихорадка на белой полосе» и когда он справедливо углядел в этой киноистории разительное сходство с нашими с ним обстоятельствами.

…Разумеется, мы периодически и возмущённо жаловались на террор в разные писательские инстанции —

Но не было в мире такого угла,
Где жизнь их удачно сложиться могла —

потому что «от Москвы до Бреста» не было «такого места», где неугомонные кафкианские Проходимцы не побывали бы раньше нас…

Повторяю: кроме преступно упорного желания работать, мы ни в чём не были виноваты. А вместе с тем в нашей истории было что-то болезненно препятствующее жалобе и огласке…
Правда, я давно поняла: чтобы тебе помогали, надо делать вид, что тебе хорошо… Или, хотя бы, не до конца плохо. (Кто станет помогать, например, бродяге, замерзающему на мостовой? Никто!) И всё-таки огласка наших бед — назрела! И где же «наша не пропадала»?! Как шутил (цитатно) Иван Семёнович: «Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей».

.........

«Таким сюрреалистом будь,
Таким кубистом,
Чтоб не покончили тебя
Самоубийством!
(«Выбор профессии», 1971)

…— ОНИ ИЩУТ МОЕЙ ПОГИБЕЛИ, — так всё-таки признался однажды вслух долго беспечный (или… долго молчавший?) Иван Семёнович.
У меня уже выработалась походка бродяг — людей, которым спешить некуда, но и остановиться нельзя…»

А дальше Новелла пишет уже про 1984 год, где идёт работа над пьесой:

«Очень сложную судьбу пьесы «Предсказание Эгля» чрезвычайно близко принимал к сердцу мой муж — поэт Иван Киуру, и, кстати, во многом благодаря его героическим усилиям она была поставлена на сцене Московского Центрального детского театра. Правда, несмотря на очень большой успех (не знаю: если уж не пьесы, то, значит, постановки?) её вскоре столкнули с подмостков разные ревнивцы от Мельпомены, Талии и прочих муз, а предлог — тогдашний сухой закон; ведь некоторые картины в пьесе — о страх! — происходят в трактире! И всё же так называемый «свет рампы» успел перед этой пьесой мелькнуть…»

..............

Ну и о бардах:

«…Слово «барды» как-то не очень мне по душе. В моём словаре больше прижились «менестрели».
Для людей, настроенных на всякий случай всегда иронически, звучание слова «барды» — бесценная находка! Она даёт им все основания тут же и применить к делу свою — до тех пор зря пропадавшую — иронию. Зачем далеко ходить? В самые недавние месяцы меня тоже обозвали — и довольно злорадно! — «бардом»! А я должна была это стерпеть, беззащитная, как тот мистер Пиквик, когда юный мистер Бардл с криком вцепился ему в гетры…»

* * *
Повесть вышла в 1996 году, но о 90-х Новелла почти ничего не пишет, как и нет в этой повести целого ряда больших временных кусков её жизни – возможно, что они настолько болезненные, что она просто не захотела вынимать их из памяти.

В 92-м умирает её муж и единственный близкий друг И.Киуру, и Новелла продолжает жить довольно замкнуто, занимаясь переводами и работой над стихами, но причина её «дикости» и нежелании выезжать ещё и в том, что она плохо переносит дороги, с детства в дороге её укачивает — и она предпочитает жить на одном месте, под Москвой, на своей даче недалеко от Химок — именно там она и скончалась 4 сентября этого года.

* * *

«Я знал Новеллу Матвееву с детства, моя мама училась вместе с ней на Высших литературных курсах, и она не раз бывала у нас дома. Из-за болезни она ходила только пешком. А мы жили на окраине Москвы, и ради дружбы она приходила много раз к нам, ночевала у нас.
Это был удивительно, абсолютно чистый голос ребенка. Именно поэтому он прозвучал так громко тогда, в 1960-е годы…

Жизнь ее была очень трагична. Сейчас, по свежим следам ее кончины, об этой трагичности невозможно говорить. Тем не менее, драматизм жизни перешел и к ее слову. И она, конечно, очень сильно изменилась — к концу прошлого столетия, к началу этого. Отчасти растеряв то, что было достигнуто в 60-е — 70-е годы.

В последние годы нам не удавалось с ней видеться. И я чувствую вину перед ней. Новелла Матвеева всегда жила очень бедно, очень скромно. Мы участвовали в сборе денег для нее, напоминали о ней при присуждении каких-то премий…»

(Настоятель храма Св. Татианы при МГУ протоиерей Владимир Вигилянский, портал «Милосердие»)

«Поэты, если они настоящие поэты, — они близки к священникам. Они торопят нас к добру. Помню, у отца на столе, под стеклом, были разные изречения на маленьких листочках, и на одном из них я, тогда ребенок, прочитала слова доктора Гааза: «Спешите делать добро!». Другие изречения не запомнились, а это попало в сердце…»

Новелла Матвеева
Воспитывается тот, кто любит.

Реклама
Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 06 окт 2018, 09:46

Маленький гимназист

Изображение



очень плохо учился. Ничего не понимал, не мог запомнить. И не мог сосредоточиться, собраться, совершал ошибку за ошибкой. Его жестоко наказывали — детей тогда били прямо в гимназии. И был он маленький, некрасивый, с узкими глазами и приплюснутым носом. Классная дама-воспитатель сказала ему брезгливо, когда он подвинулся ближе, рассматривая картинки, которые она детям показывала: «отодвинься! От тебя воробьем пахнет!», — так Куприн описал свое детство.

Как воробей пахнет, — кто его знает. Но, видимо, очень противно. Как вот этот бедный некрасивый мальчик. Он потом тяжело заболел. Хотел сбежать из пансиона, да простудился. И лежал в лазарете, умирал уже. Никому не нужный глупый уродец. И пришла другая дама, какая-то комиссия была в пансионе. Она подошла к больному мальчику и стала ласково с ним разговаривать. И обняла его тепло, прижала к сердцу. И погладила по жесткому ершику волос. Мальчик стал красивым. И пахло от него теперь духами дамы. Любовью пахло. Он выздоровел. Он стал хорошо учиться. И память вернулась, и внимание появилось, и дисциплина. Он стал хорошим учеником, этот мальчик. Вот так повлияла на него простая ласка доброй дамы — вся его жизнь переменилась к лучшему

Надо стараться быть с теми, кто к нам хорошо относится. И детей доверять тем, кто к ним хорошо относится. И все будет иначе, уверяю: и с памятью, и с вниманием, и со здоровьем, и с внешностью. Хорошее отношение все определяет. Оно и спасает, и лечит, и учит. И мы до конца жизни вспоминаем объятия любящего человека. Или как нас по голове погладили. И запах духов или еще чего-то хорошего — какая разница? Это запах любви и счастья. Мы увянем среди тех, кто нас не любит и брезгливо морщится. И расцветем для тех, кого любим, и кому мы дороги и милы. Это такой простой секрет. Но о нем забывают, когда ищут причины болезней, некрасивости, несчастий и бегства…

Анна Валентиновна Кирьянова
Воспитывается тот, кто любит.

Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 07 окт 2018, 23:16

Федор Толстой по прозвищу "Американец"

интересный был человек. Авантюрист, храбрый солдат, путешественник, игрок и по слухам - шулер. О его приключениях долго можно рассказывать. Характер же у него был такой, что знаменитый Крузенштерн этого Федора с корабля высадил на Камчатке за безумно наглые выходки - и тот потом жил у северного народа в племени, а потом пешком до Петербурга добирался. Женат был на цыганке - невероятный брак по тем временам. Сначала состоял с ней в незаконной связи, а потом хотел застрелиться из-за карточного долга, но содержанка-цыганка его спасла. Она все деньги, которые Толстой ей давал, копила на черный день - для него. И спасла этими деньгами от смерти своего любимого. Он на ней женился, а она родила ему много детей - в целом брак оказался счастливым.

Только вот дети умирали один за другим. И Федор Толстой отлично понимал, почему такое происходит. Когда умер одиннадцатый ребенок, он вздохнул с облегчением и сказал, что хотя бы любимец в живых останется. Все, мы квиты.
Он, хоть и шулер был, знал, что долги надо платить. Потому и хотел когда-то застрелиться - чтобы позора избежать. Играй как хочешь, если можно обмануть - обмани, припрячь крапленого туза в рукаве, но если проиграл - плати долги. Все долги записываются. И он все свои долги записывал. Странным образом, но вот такая у него была привычка.

"Американец" был еще и бретером, дуэлянтом. Тогда в дуэлях ничего плохого не видели; даже приветствовались они в среде военных. Оскорбил вас человек, сказал что-то не подумав или умышленно задел - надобно вызвать его на дуэль. Иначе вы обесчещены и никто с вами здороваться не будет. И из полка выгонят, и на бал не пригласят, и в дом не пустят. Федор Толстой с большим удовольствием всех вызывал на дуэли. Он отлично стрелял и фехтовал; и ссоры заводил умело. Однажды чуть с Пушкиным дуэль не устроил, но по стечению обстоятельств удалось поединка избежать. Федор Толстой был жестоким и неистовым человеком. Никого не щадил. И за пустячные обиды убил на дуэлях одиннадцать человек - он их поименно записывал к книжечку, в "синодик". Конечно, он убил на войне, в сражениях гораздо больше - но это он не считал. Это война была. А вот на дуэли вызвал и убил ни за что одиннадцать человек. За пустяки, в сущности. За слова или косой взгляд, за шутку или неудачный комментарий, так сказать.

И вот, когда у него умирал ребенок, он доставал книжечку и имя убитого вычеркивал. И писал, как в карточной игре: "квиты". Заплачен долг. Одиннадцать человек убил - одиннадцать детей умерло. Такой страшный, но точный счет он вел. Потому что за все надо платить. И долги нас заплатить все равно заставят, никуда не денешься. И в глубине души каждый знает, сколько он должен и за что. Даже если находит оправдания и объяснения своим поступкам. Все равно итог будет такой: "квиты". Заплачено. Или, как раньше писали безграмотно, "уплочено".
Потому лучше не творить умышленного зла. А если что-то происходит дурное - не вредно заглянуть в "синодик", в книжечку. И заплатить долг как-то иначе. Пока деньги не сняли со счета, а счет не заблокировали...
Так считал Федор Толстой, который к старости раскаялся. И никого не винил в своих утратах - только себя. И это страшная история про долги, которые заставят заплатить...
Воспитывается тот, кто любит.

Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 03 ноя 2018, 06:03

Воспитывается тот, кто любит.

Аватара пользователя
Натуся
Весна форума
Сообщений в теме: 4
Всего сообщений: 6981
Зарегистрирован: 13.12.2008
Вероисповедание: православное
Образование: высшее
Профессия: модная
Откуда: туманный Альбион
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Натуся » 03 ноя 2018, 11:43

Если ориентироваться на цены яиц то это где-то 1 356 000грн. :-D
Люди, пожалуйста, замечайте, когда вы счастливы.
Курт Воннегут

Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 04 ноя 2018, 05:16

Всем с детства известно стихотворение Самуила Маршака «Вот какой рассеянный» - это, пожалуй, самое популярное произведение автора, которое переиздавалось аж одиннадцать раз. Но мало кто знает, что "рассеянный" существовал на самом деле.

Именитый профессор, с которого Маршак во многом списал своего героя, “вместо валенок перчатки не натягивал на пятки”, но отличался не меньшими чудачествами.

Современники поэта, прочитав шутливое произведение Маршака, тут же узнали в чудаке–герое профессора, физикохимика И.А. Каблукова.

Иван Алексеевич славился своей непрактичностью и рассеянностью. Вместо слов “химия и физика” профессор нередко выдавал студентам “химика и физия”. Когда хотел произнести фразу “колба лопнула, и кусочек стекла попал в глаз”, у него вылетало: “лопа колбнула, и кусочек глаза попал в стекло”.

Только бывалые студенты знали, что выражение “Мендельшуткин”, произнесенное учителем, стоило понимать, как “Менделеев и Меньшуткин”. Обычными словечками Ивана Алексеевича были: “совсем не то” и “я, то есть не я”. Чем не преминул воспользоваться поэт.

Читая строки “Глубокоуважаемый Вагоноуважатый! Вагоноуважаемый Глубокоуважатый! Во что бы то ни стало мне надо выходить. Нельзя ли у трамвала вокзай остановить?”, научная элита покатывалась с хохота. Именно так мог выражаться их милейший коллега Каблуков.

За профессором водилась странность: даже в жару он не снимал с левой руки темно-коричневой перчатки. Ум и проницательность соседствовали в нем с небрежностью и неряшливостью. Своему персонажу поэт примерял разные “обувные” фамилии.

Исследователь творчества Маршака — Мирон Петровский — вспоминал, что сначала поэт окрестил любимца Башмаковым: “На свете жил да поживал Иван Иваныч Башмаков. А сам себя он называл Башмак Иваныч Иванов”. Позже поэт раздумывал, а не оставить ли герою реальную фамилию прототипа: “В Ленинграде проживает Иван Каблуков. Сам себя он называет Каблук Иванов”.

Известно, что профессор не терпел “бумаготворчества”. Подписывая множество бумаг, ради сокращения времени он писал “Ив. Каблук”, а бывало, расшифровывал подпись: “Каблук Иванов”.

Профессор имел счастье еще при жизни познакомиться с шутливой поэмой. В собирательный образ Рассеянного Каблуков не верил. Брату Маршака, писателю Ильину, погрозив пальцем, он однажды сказал: “Ваш брат, конечно, метил в меня!”.

Между тем профессор был авторитетнейшим ученым в области химии и физики. Так, его исследования положили начало сближению физической и химической теорий растворов, вследствие чего его называют создателем школы физикохимиков в России. Также И. А. Каблуков был заслуженным профессором Московского университета. В 1928 году стал членом-корреспондентом Академии наук, через год удостоился звания заслуженного деятеля науки, был награжден орденом Ленина и орденом Трудового Красного Знамени. И сам любил похохмить. Однажды на экзамене, убедившись в слабых знаниях студента, он пристыдил студента: “Хотите на тройке прокатиться? Идите пешком” — и поставил двойку.

В конце жизни Маршак стал мистическим образом похож на своего героя. Литературный воспитанник поэта Пантелеев вспоминал, что родные, выдавая карманные деньги поэту, непременно говорили: “Только не потеряй!”. Приходя навестить друзей, Маршак непременно забывал в гостях то шляпу, то трость. А бывало, надевал пальто, которое “не то”. Смеясь, он говорил, что и к нему самому можно отнести строки: “Если можно верить слуху, он, со службы приходя, вешал часики на муху недалеко от гвоздя”.

Третье поколение ребятни зачитывает до дыр поэму о Рассеянном. А все потому, что чудаки — те же дети. Они живут в перевернутом мире, действуют вопреки правилам. И пусть они рассеивают вокруг себя разлад и дисгармонию. Мы все равно испытываем к чудакам симпатию, потому что, как Остап Бендер, могли бы сказать: “Без них было бы не так смешно жить!”
Воспитывается тот, кто любит.

Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 06 ноя 2018, 21:53

Что мы знаем о сопротивлении несчастьям?

О той борьбе, которую ведет другой человек? Мы не так много знаем друг о друге. О борьбе и несчастьях других мало думают. И это нормально.
Но я расскажу про фантаста Александра Беляева, это он придумал голову профессора Доуэля, летающего человека Ариэля, Ихтиандра...

Он придумал, потому что не сдавался. Хотя вся жизнь его - типичное проявление того, что называют "родовым проклятием" в народе.
А как на самом деле это называется - никто не знает. Только философы знают, что есть противоборство с Судьбой и Злым Роком. Настоящее. Пожизненное.

В детстве Александр Беляев потерял сначала сестру - она умерла от саркомы. Потом утонул его брат. Потом умер отец, и Саше пришлось самому зарабатывать на жизнь - он еще был подростком. А еще в детстве он повредил глаз, что потом привело почти к утрате зрения.

Но именно в детстве он сам выучился играть на скрипке и на пианино. Начал писать, сочинять, играть в театре. Потом, в юности, сам Станиславский приглашал его в свою труппу - но он отказался.

Может быть, из-за семьи отказался. Кто знает?

Он как раз женился в первый раз. Через два месяца жена его оставила, ушла к другому.
Прошло время, рана затянулась и он снова женился на милой девушке.

И одновременно заболел костным туберкулезом. Это был почти приговор.

Беляева заковали полностью в гипс, как мумию - на три года! Три года в гипсе надо было лежать в постели.

Жена ушла, сказав, что она ухаживать за развалиной не собирается, не для этого она замуж выходила. И Беляев лежал, весь закованный в гипс.

Вот тогда он и придумал голову профессора Доуэля - когда муха села ему на лицо и стала ползать. А он не мог пальцем пошевелить, чтобы ее прогнать...

Но этот ужасный случай побудил Беляева написать роман. Потом, когда он все же встал на ноги и стал ходить в гипсовом корсете. Полуслепой и некрасивый. А был красавец в молодости...

Он писал и писал свои знаменитые романы Фантазия его не иссякала, добро побеждало зло, люди выходили за пределы возможностей, летали на другие планеты, изобретали спасительные технологии, любили и верили. Хотя немного грустно он писал. Совсем немного. Если вспомнить, в каком он был состоянии...

Он женился потом на хорошей женщине. И две дочери родились. Одна умерла от менингита, вторая - тоже заболела туберкулезом.

А потом в Царское Село пришли фашисты - началась оккупация. Беляев не мог воевать - он почти не ходил. И уехать не смог. Он умер полупарализованный, от голода и холода, под фашистским игом. А жену и дочь фашисты угнали в Германию. Они даже не знали, где похоронен Александр Романович.

Потом жене передали все, что осталось от ее мужа - очки.

Больше ничего не осталось. Романы, повести, рассказы.

И очки. К дужке которых была прикреплена свернутая бумажка, записка. Там были слова, которые умирающий писатель написал для своей жены:

"Не ищи меня на земле. Здесь от меня ничего не осталось. Твой Ариэль"...

Осталось. Еще как осталось.

Сила духа и воли. И любовь к людям.

Ариэль, летающий человек, отбыл здесь свой тяжелый срок и прошел испытание.

И не покорился, ни Судьбе, ни фашистам - никому.

Он победил, хотя и погиб - но погибают рано или поздно абсолютно все.

А побеждают немногие.

Автор
А.Кирьянова
Воспитывается тот, кто любит.

Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 11 ноя 2018, 19:09

О нашем самом любимом советском писателе.

Сегодня исполнилось 110 лет со дня рождения Николая Носова (1908-1976 гг.) – детского писателя, драматурга, режиссера и киносценариста.

Вот несколько интересных фактов из его биографии.

Будущий писатель родился 10 ноября 1908 года в Киеве и был третьим ребенком из четырех в семье артиста эстрады.

По признанию самого писателя, коротышек из книг о Незнайке он придумал, будучи совсем маленьким. Тогда они были размером с палец и жили в цветочной клумбе.

Читать Носов научился сам в пять лет, наблюдая за тем, как отец учил читать его старшего, шестилетнего, брата.

Родители дали будущему писателю ласковое домашнее прозвище Кока.

Носов сам научился играть на мандолине, которая тогда была в моде. Еще он мечтал о скрипке, накопил на ее денег, начал учиться, но после нескольких уроков Николай спрятал купленный инструмент и больше не возвращался к нему.

После окончания Гражданской войны Носов учился в рабочей школе в Киеве. В блужданиях по городу он познакомился с беспризорниками и даже разучил с ними стихотворение Пушкина. Беспризорники с успехом читали его по всему Киеву.

В 18 лет Николай сам собрал фотоаппарат, который получился очень удачным.

В 1927 году он поступил на фотокиноотделение Киевского художественного института. Закончил образование он уже в Московском ВГИКе в 1932 году.

После детских опытов Николай не брался за перо почти двадцать лет, до рождения сына. Первые детские истории он рассказывал маленькому Пете, а потом и его друзьям. Их одобрение побудило Носова начать записывать свои рассказы. Впервые они были опубликованы в журнале «Мурзилка» в 1938 году.

Сюжеты многих рассказов, написанных Носовым, основываются на реальных историях, произошедших с друзьями его сына и их родителями. Почти реальна и щегольская шляпа Незнайки – Носов обожал носить широкополые шляпы самых разных фасонов.

Ещё при жизни писателя общий тираж его произведений превысил 100 миллионов экземпляров.

До сих пор не существует ни одного памятника писателю, кроме надгробия на его могиле.
Воспитывается тот, кто любит.

Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 12 ноя 2018, 12:29

Изображение[/img]
Воспитывается тот, кто любит.

Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 27 ноя 2018, 19:02

КАК ЗВАЛИ АТОСА, ПОРТОСА И АРАМИСА?

«Мы не знаем, кто вы, и не станем драться с людьми, носящими подобные имена. Это имена каких-то пастухов».
А. Дюма. «Три мушкетёра»

Известно, что Атос, Портос и Арамис – это прозвища. Как же звали мушкетёров на самом деле? Попробуем выяснить.

Эти люди – не выдумка Александра Дюма, они существовали на самом деле. Более того – романные прозвища мушкетёров как раз и образованы от их настоящих имён! Вот как их звали: Арман де Силлег д’Атос д’Отвиль, Исаак де Порто и Анри д’Арамиц.

Прототип Арамиса получил своё имя в честь аббатства Арамиц, дарованного его предкам в 14-м веке. Не потому ли он в романе мечтает стать священником?

А книжный Портос недаром сетует в романе на то, что «приходится убивать бедных гугенотов, всё преступление которых состоит в том, что они поют по-французски те самые псалмы, которые мы поём по-латыни». Ведь Исаак де Порто происходил из гугенотской семьи.

Ну и наконец Атос – самый старший из мушкетёров (в романе ему около тридцати лет), самый бледный, самый загадочный… В жизни бедняга не дожил до литературного возраста. Реальный Арман де Силлег д’Атос д’Отвиль был убит на дуэли в двадцать восемь лет.

Итак, Арман (Атос), Исаак (Портос) и Анри (Арамис). Однако имя книжного Арамиса – Рене. А как звали книжного Атоса? Самый романтический из трёх мушкетёров носил самое «русское» из всех французских имён, – ну-ка, угадайте с одного раза… Оливье.

Так называет его в написанной Александром Дюма пьесе «Юность мушкетёров» жена Шарлотта (она же Анна де Бейль, она же леди Кларик, она же миледи Винтер). Оливье и Шарлотта («шарлотка», яблочный пирог) – вкусные имена!

Имя книжного Портоса Александр Дюма нигде не упоминает. А вот д’Артаньяна (в жизни Шарль де Батц) в книге должны были звать Натаниэлем. Это имя упоминается в черновиках, но потом Дюма от него отказался – вероятно, чтобы избежать переклички с уже знаменитым в то время Соколиным Глазом Фенимора Купера. Того звали, если помните, Натаниэль Бампо.

Итак, Оливье, Рене, Натаниэль и добродушный здоровяк без имени... Непорядок!

Мы предполагаем, что Портоса – единственного из мушкетёров, у которого нет литературного имени – звали просто-напросто Александром.

Был такой случай в годы второй французской революции: Александр Дюма выступал на митинге. Происходило это на набережной. «Лжец!» – выкрикнул кто-то из слушателей, стоявших неподалёку в толпе.

Зря он не отошёл подальше… Про отца писателя – боевого кавалериста Тома-Александра Дюма – рассказывали, что он мог, зажав лошадь в шенкелях (то есть – между ногами, сидя в седле), подтянуться вместе с ней на потолочной балке...

Здоровяк Дюма схватил наглеца за штаны и, с лёгкостью оторвав от земли, поднял над рекой: «Извиняйся – или швырну в воду». Тот пробормотал извинения. «Ладно, – сказал Дюма. – Я просто хотел показать, что руки человека, написавшего за двадцать лет сорок романов, это руки рабочего».

Поступок, достойный Портоса, как вы считаете?

Итак, Оливье, Рене, Александр и Натаниэль!
Воспитывается тот, кто любит.

Аватара пользователя
м. Фотина
пушистый ежик
Сообщений в теме: 15
Всего сообщений: 13556
Зарегистрирован: 13.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 2
Образование: высшее
Откуда: 5 этаж
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение м. Фотина » 10 дек 2018, 20:56

"Семь пядей во лбу"
В пяди около 18 сантиметров. В семи пядях, соответственно, 126 сантиметров.
Человек, у которого длина (или ширина - всё равно) лба составляет 126 сантиметров, обычно живёт на тропическом острове, имеет один глаз и охотится на восточных мореходов.
На Руси подобные создания тоже встречаются, хотя и закопанные по шею в землю. Помните, у Пушкина?
«Молчи, пустая голова!
Слыхал я истину, бывало:
Хоть лоб широк, да мозгу мало!..».
Отчего же об учёном, мудром человеке, говорят, что он «семи пядей во лбу»?
Ответ прост. Будущим дьячкам, поступившим в духовную семинарию, за шесть лет обучения предстояло изучить множество дисциплин. От букваря и славянской грамматики, до математики и латинского языка. Сложенные же в стопку учебники богословия, как раз составляли искомые 126 сантиметров. Или «семь пядей», которые и вкладывались в голову (лоб).
Вот пошлёшь кого-нибудь сгоряча. А в душе переживаешь... дошёл?... не дошёл?...(с) Втомлений їжачок
Превратим баг в фичу!

Аватара пользователя
Марфа
αδελφή
Сообщений в теме: 32
Всего сообщений: 37424
Зарегистрирован: 20.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 1
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Марфа » 02 янв 2019, 10:29

Хотел раздвинуть стены сознания, а они оказались несущими.

Аватара пользователя
Олександр
Пчел
Сообщений в теме: 23
Всего сообщений: 26457
Зарегистрирован: 29.01.2009
Вероисповедание: православное
Сыновей: 2
Дочерей: 0
Откуда: из тупика
Контактная информация:
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Олександр » 03 янв 2019, 16:31

Марфа, :good:
Услышите о войнах и военных слухах.Смотрите, не ужасайтесь,ибо надлежит всему тому быть, но это еще не конец(Мф.24,6) Люди будут издыхать от страха и ожидания бедствий, грядущих на вселенную(Лк.21,26)

Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 18 янв 2019, 21:28

Изображение
Воспитывается тот, кто любит.

Аватара пользователя
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 47
Всего сообщений: 8076
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
 Re: (Около)литературная всячина

Сообщение Агидель » 08 фев 2019, 20:19

Известно, что Пушкин в детстве был не в ладах с математикой. Как пример приводят ошибку, допущенную в "Сказке о царе Салта­не":
Тридцать три богатыря…
Все равны, как на подбор;
Старый дядька Черномор
С ними из моря выходит
И попарно их выводит.
Но ведь 33 на 2 не делится! Почему же Пушкин не исправил эту явную ошибку? Однажды поэта спросили, за что учитель математики пересадил его за самую последнюю парту, как это делали в Лицее с неуспевающими учениками. Александр Сергеевич с улыбкой ответил: "Я не смог 33 разделить на 2". В «Сказке о царе Салтане» поэт зашифровал свою лицейскую историю в строфе о 33-х богатырях, выходящих из моря попарно.
Между тем, Петр Вяземский утверждал, что Пушкин был "страстен и к наукам естественным, и особенно математическим, которые составляли значительнейший капитал его знаний, и были до конца любимым предметом его учебных занятий и глубоких исследований".
Валерий Брюсов писал: «Когда я узнаю, что Пушкин изучал Араго, Даламбера, теорию вероятностей, Гизо..., мне не обидно, что я потратил годы на приобретение знаний, которыми не воспользовался».
Пушкин был лично знаком с гениальным русским ученым, автором неевклидовой геометрии Николаем Лобачевским. Возможно, тогда и родилась знаменитая пушкинская фраза "Вдохновение нужно в геометрии не меньше, чем в поэзии".
Воспитывается тот, кто любит.

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • Всякая всячина
    м. Фотина » 18 янв 2011, 19:53 » в форуме Другие темы
    1112 Ответы
    38659 Просмотры
    Последнее сообщение Dream
    04 май 2019, 20:51

Вернуться в «Книжный мир»