Православное образованиеОбразование за рубежом

От воскресной школы до академии...

Модератор: Агидель

Аватара пользователя
Автор темы
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 118
Всего сообщений: 7032
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
Re: Образование за рубежом

Сообщение Агидель » 16 дек 2017, 06:38

школы мира
Умные, но несчастные: как эстонская школа стала самой крутой в Европе
Почему Эстония стала «новой Финляндией»

Культ образования

«Иногда в шутку говорят, что у эстонцев „культ образования“: подготовка к школе начинается ещё в садике, к ней относятся очень серьёзно. Часто дополнительно в последний год перед школой ребёнок посещает ещё и pre-school — подготовительные курсы два раза в неделю по два с половиной часа. Там занимаются математикой, эстонским языком, музыкой, изучают искусство, окружающий мир и предмет, название которого можно перевести как „Человековедение“», — рассказывает Эвелин Йыги. Её сын учится в третьем классе таллинского Французского лицея.

В результате такой подготовки к первому классу ребёнок умеет читать, может пересказать прочитанное, написать простой диктант, складывает и вычитает в пределах 10. Кроме того, дети могут сказать, где они живут, определяют время по часам, знают времена года и имеют представление о разных явлениях природы. Сама форма школьного обучения — урок и то, как на нём нужно себя вести, — тоже им знакома, и они понимают, чего ожидать в первом классе.

Конкурс в первый класс

В школу в Эстонии идут в 7 лет. Отправить ребёнка в первый класс можно по месту жительства, просто подав заявление в ближайшую школу в том городе или волости (если речь идёт о сельской местности), где живёт семья. Но есть школы с углублённым изучением языков и математики (или отдельные специализированные классы), а также частные школы, куда нужно сдавать вступительные экзамены. На конкурсной основе ребёнок может поступить и в не относящуюся к его району школу в том же городе — так бывает, если родители выбрали школу из-за её высокого рейтинга.

12 неверных признаков того, что у вас плохая школа

«О плохих школах я не знаю, но существует список лучших муниципальных школ. Списки составляют по результатам государственных экзаменов по математике, эстонскому и английскому, — объясняет Эвелин Йыги. — В таких школах есть конкурсные классы, куда проходит набор на основе теста школьной зрелости. Обычно в классе около 20 человек, но в конкурсных может быть и больше 30. Большинство школ — муниципальные, частных мало. Министерство образования всегда подчёркивает, что качество образования детей не должно зависеть от их социальных и материальных условий, и многое делает для этого».

Равные возможности

Едва ли не большую гордость, чем высокое место в общем рейтинге, у эстонских чиновников от образования вызывает показатель неуспеваемости, выявленный тем же тестированием PISA. Он самый низкий в Европе. Только 10% эстонских школьников показали неудовлетворительные результаты по математике и чтению, а по естественно-научным дисциплинам — менее 5%.

В подходе к слабым ученикам эстонское школьное образование ориентируется на финскую модель: отстающих не оставляют «на второй год», а вместо этого предоставляют им тьютора и индивидуальный подход к освоению программы.

Как устроены финские школы

Ещё один повод для гордости — равный доступ к образованию для детей из бедных и состоятельных семей. По итогам тех же тестов PISA, треть школьников из семей с самым низким достатком показали самые высокие результаты. Президент американского Центра образования и экономике в Вашингтоне Марк Такер, побывав в прошлом году в странах Центральной и Восточной Европы и в Прибалтике, отмечал: в отличие, например, от Венгрии и Чехии, где лучшее образование доступно привилегированным слоям общества, Эстония сумела замечательно приспособить «советское наследие» — всеобщий равный доступ к образованию — к современным демократическим реалиям.

Изображение

Русские школы и демографическая яма

Примерно пятая часть всех школьников Эстонии из русских семей. Традиционно русскоязычные школьники показывают более низкие результаты PISA, чем их эстоноязычные сверстники. Но после перехода на обучение на эстонском языке (в муниципальных школах, в том числе в русских гимназиях, на государственном языке должно преподаваться не менее 60% предметов) этот разрыв стал сокращаться. Между тем бывший министр образования Эстонии Евгений Осиновский признавал, что уровень преподавания предметов на эстонском в русских гимназиях часто оставляет желать лучшего.

Ещё одна проблема эстонских школ — сокращение их количества. Дело в том, что 20 лет назад в стране рождалось более 20 тысяч детей в год, сейчас — около 13-14 тысяч. Министерство образования рассуждает о вынужденной «оптимизации» — необходимо закрывать школы с маленькой наполняемостью. Но пока функционируют и те гимназии, где учится и по 200, и даже по 50 учеников. Эксперты не исключают, что снижение нагрузки на учителя (в среднем 12 учеников в классе по сравнению с 20 учениками двадцать лет назад) поспособствовало эстонскому «образовательному чуду» — в маленьком классе проще уделить внимание каждому.
Домашние задания

Эстонская школа не разделяет популярную в той же Финляндии концепцию отказа от домашних заданий — их задают, даже в начальной школе.

«Не скажу, что заданий мало, но время на хобби и игру остаётся, — делится опытом своей семьи Эвелин Йыги. — В начальных классах учителя ожидают от родителей, что они помогут ребёнку с заданиями, чтобы он научился учиться: планировал время, привык, что уроки обязательно нужно сделать. Но и школа помогает родителям. Например, во Французском лицее в Таллине, где учится мой сын, каждую неделю проводится бесплатное занятие французским языком для родителей — чтобы они могли помогать детям с заданиями».
Электронная Эстония

Эстония — одна из самых развитых «цифровых демократий» Европы, страна с работающим электронным правительством и общественными институтами. С середины 2000-х граждане голосуют на выборах через интернет, в том числе удалённо, прямо из дома. Для голосования используется смарт-карта с электронным чипом — удостоверение личности, которое есть у каждого совершеннолетнего эстонца. А подать голос можно сколько угодно раз: система всё равно зачтёт только последний вариант. Помимо колоссальной экономии на организации голосования такой метод исключает разного рода «карусели» и прочие попытки смошенничать на выборах: даже если представить, что избирателя подкупят и он проголосует, «как просили», ему ничто не мешает вернуться домой и проголосовать так, как он действительно считает нужным.

Казалось бы, при чём тут школа? Дело в том, что школьное образование тоже включено в программу «Электронная Эстония» (e-Estonia): компьютеры учителей, школьной администрации, родителей и самих школьников подключены к системе e-Kool, которая позволяет отслеживать домашние задания и оценки, предупреждает о предстоящих контрольных и важных школьных событиях. Родители могут загрузить через эту систему справку о болезни ребёнка, а также отслеживать личные достижения школьника и уровень его знаний и подготовки в сравнении с другими учениками (их данные выводятся, конечно, анонимно) и средними показателями класса.

Всё, что нужно знать о рейтинге PISA и низком месте России в нём

«Учатся дети по книгам, с печатными рабочими тетрадями и обычными тетрадками в клетку и линейку, но часть уроков может проходить в компьютерных классах. Кроме того, школа использует интернет, чтобы помочь ребёнку учиться: делая домашние задания по французскому, можно послушать аудиоуроки на сайте школы, чтобы тренировать правильное произношение. Часть домашних заданий — например, уроки по окружающему миру, — с первого класса построены так, чтобы ребёнок искал ответы на вопросы в Гугле и в „Википедии“. То есть умел использовать компьютер и с его помощью добывать информацию», — рассказывает Йыги.
По статистике, в эстонских школах на одного ученика приходится 0.8 компьютера. У 79% пятнадцатилетних школьников есть компьютер дома, из них 89% имеют постоянный доступ в интернет. При этом, согласно данным опубликованного SA Innove анализа результатов теста PISA-2015, ученики, которые проводят в интернете больше двух часов в день, показали худшие результаты по сравнению с теми, кто пользуется интернетом, но тратит на пребывание в сети менее двух часов в день.
Учитель плюс родители

Профессию учителя в Эстонии не назвать престижной — особенно если судить по зарплате. По данным на третий квартал 2016 года, средняя зарплата в Эстонии составляла 1120 евро в месяц. Школьный учитель зарабатывает в среднем 1100 евро в месяц. Скорее всего, именно с этой ситуацией напрямую связан кадровый голод: средний возраст учителей в Эстонии с каждым годом растёт, в школе мало молодых преподавателей и учителей-мужчин.

Отношения учителей и учеников скорее формальные, а в случае конфликтов педагоги стараются активно привлекать к их решению семью

«С детского сада родителям постоянно говорят, что и садик, и школа — только партнёры, помощники родителей, а главная ответственность за развитие и образование ребёнка лежит на его семье. Учителя приглашают родителей в школу, стараются разобраться в каждой ситуации, помочь ребёнку. Школа и родители сотрудничают. Если родители подберутся активные, как в классе моего ребёнка, они организуют разные экскурсии, праздники, общение между собой», — говорит Йыги.
Нет в школе счастья

Младшие школьники, по наблюдениям психологов и родителей, хорошо относятся к школе, но с возрастом настрой меняется — и не в последнюю очередь из-за загруженности и постоянных тестов.

«Становясь старше, дети задают вопросы: зачем столько домашних и заданий и контрольных, часто по несколько на одной неделе? Плюс активно обсуждается проблема буллинга в школе, внедряется программа KiVa по борьбе со школьным насилием — значит, и эта проблема есть», — рассуждает мама таллинского третьеклассника.

5 фраз, которые помогут, если ребёнка травят в школе

Результаты опубликованного в 2015 году исследования качества жизни и благополучия школьников показали, что немногие эстонские дети чувствуют себя счастливыми в школе. Авторы научной работы опросили 53 тысячи школьников из 15 стран в возрасте 8, 10 и 12 лет. Вопросы касались уровня жизни, семейных отношений, общения с друзьями, школьной жизни и других сфер. Отвечая на вопросы о семье, дети и подростки из Эстонии сообщили исследователям, что семья помогает им чувствовать себя в безопасности, им хорошо и спокойно дома, а также они в целом довольны своими отношениями с друзьями.
Но вот ситуация со школьной жизнью не такая безоблачная. Так, только 36% опрошенных эстонских школьников смогли согласиться с утверждением «Мои учителя слушают меня и уважают моё мнение». Хуже результат только у Германии — 35%. С утверждением «Я люблю ходить в школу» согласны 23% опрошенных эстонских детей (для сравнения, в Эфиопии любят ходить в школу 84% опрошенных, в Непале — 69%, в Турции — 62%, в Норвегии — 38%).

«В Эстонии дети показывают сравнительно высокие показатели во время различных проверок знаний, но не удовлетворены тем, как проходит их школьная жизнь. Это может быть связано с высоким уровнем „соревновательности“, а также осознанием, что школьные успехи напрямую связаны с их возможностями в будущем. Родители и сами школьники с самых первых лет обучения озабочены оценками. <…> В сельских школах и в школах небольших городков дети более удовлетворены своей школьной жизнью, чем их сверстники из крупных городов. Школьная травля — проблема, признанная эстонским министерством образования и уполномоченным по правам ребёнка. Изучение этого вопроса демонстрирует, что причиной травли часто становятся не взаимоотношения самих детей между собой: часто травлю вольно или невольно провоцируют взрослые — учителя, школьная администрация, родители», — резюмируют исследователи.
Amor magister optimus.

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 118
Всего сообщений: 7032
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
Re: Образование за рубежом

Сообщение Агидель » 01 янв 2018, 20:39

Лектор: Амел Карбул, бывшая министр туризма Туниса и член Международной комиссии по финансированию возможностей в сфере образования на глобальном уровне

Русские субтитры: есть

Хронометраж: 15:09

Амел Карбул рисует неутешительную перспективу: если в образовании ничего не менять, то к 2030 году половина детей и подростков (а это более 800 миллионов человек) либо не будут ходить в школу, либо не смогут ничему там научиться. Впрочем, такой исход ждет нас только в случае, если мы не признаем наконец, что нелогично оценивать качество образования с помощью количественных показателей. Чтобы избежать катастрофы, Карбул предлагает пересмотреть роль учителей, поднажать на технологии и, конечно, выделять на образование приличные финансы.

«Сегодня мы впервые в истории можем сделать так, чтобы все дети ходили в школу и учились, такого результата реально достичь в пределах всего одного поколения. И для этого нам даже не нужно изобретать колесо. Нам просто следует равняться на лучших в классе — но не на произвольных лучших, а именно на лучших в нашем собственном классе.

Мы разделили страны по уровню дохода: низкий доход, средний и высокий. И посмотрели, что делают 25% стран, в которых образование развивается быстрее всего. Оказалось, что если каждое государство будет двигаться на том же уровне, что и самые успешные примеры в пределах его собственной экономической категории, то всего за одно поколение мы сможем обеспечить, чтобы все дети посещали школу и учились.

Позвольте привести пример. Давайте возьмем Тунис. Мы не говорим ему: «Ты должен двигаться со скоростью Финляндии» (Финляндия, без обид!). Мы советуем: «Посмотри на Вьетнам». Там на начальную и среднюю школу тратят примерно тот же процент ВВП, но их результаты лучше. Вьетнам ввел всеобщую оценку грамотности и математических способностей, учителя там находятся под более пристальным надзором, чем в других развивающихся странах, а успехи учеников активно освещаются. И это дает свои плоды: по итогам теста PISA в 2015 году Вьетнам обошел многие государства с развитой экономикой, включая США

http://theoryandpractice.ru/posts/16431 ... -2017-godu
Amor magister optimus.

Аватара пользователя
Автор темы
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 118
Всего сообщений: 7032
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
Re: Образование за рубежом

Сообщение Агидель » 03 янв 2018, 06:07

Школьная жизнь после Франко. Как устроено среднее образование в Испании

Как учатся. Испанские дети учатся в школе с 6 до 18 лет. Детей от 3 до 6 лет родители по желанию могут определить в детский сад (educación infantil), который тоже является частью системы образования. Обязательным образованием становится с 6 и до 16 лет. Это десятилетие разделено на два периода: начальная школа (educación primaria) и среднее образование (educación secundaria). Если школьник в дальнейшем хочет поступить в университет, то его ждут еще два года бакалавриата (bachillerato).
Плюсы. Ученик не должен изучать каждый предмет в отдельности, задача в том, чтобы он научился видеть, например, что литература, история и обществознание связаны друг с другом, и понимал тенденции той или иной изучаемой эпохи.
Минусы. Как рассказывают сами учителя, испанская система преподавания давно устарела: по большей части это не слишком осознанное зазубривание предметов ради светлой цели — сдать экзамен.
Сами испанцы предпочитают отдавать своих детей в получастные и частные колледжи. Об этом не говорят открыто, но в дружеских беседах намекают на то, что в бесплатных классах слишком много иммигрантов, которые зачастую не говорят по-испански и снижают общей уровень класса.

Как устроены финские школы. Четыре иностранных языка для каждого, никаких уроков и полный покой
Как учатся. Прежде всего, учебный день перестают делить на уроки. Жесткая схема, когда 45 минут отводятся на, допустим, математику, следующие — на родной язык и так далее, заменяется единым обучающим пространством. У учителя есть план того, чему он должен научить детей. Но как именно он это сделает, педагог выбирает сам, произвольно комбинируя предметы. Природоведение легко может объединиться с родным языком или литературой. Тут же могут быть сделаны акценты на математику и искусство. Таким образом, давление на школьника уменьшается. Зато происходит вовлечение в миросозерцание, развитие умственных способностей и умения думать комплексно.
Плюсы. Родной язык плюс четыре иностранных — вот набор, с которым покидает учебное заведение финский школьник. Конечно, не все смогут свободно рассуждать о литературе и философии на любом из выученных языков, но на бытовые темы разговор поддержать может каждый.
Минусы. Среднего школьного уровня далеко не достаточно, чтобы претендовать на высшее образование, и родителям приходится организовывать дополнительные занятия самостоятельно. Кстати, стоимость таких занятий совсем недешевая — средняя цена часа с репетитором составляет 40-60 евро.
Даже радикально настроенные оппоненты финской образовательной системы признают, что ее главное преимущество состоит в том, что она relaxed («расслабленная»). Правда, дальше они добавляют, что главный недостаток ее же в том, что она too relaxed («слишком расслабленная»).
Как устроены итальянские школы. Учеба с пяти лет, никакой литературы и 110 баллов из 100
Как учатся. 5+3+5 = 13 — это простая арифметика итальянской школы. Здесь учатся 13 лет. Причем школу меняют как минимум три раза. И это не выбор родителей или школьников. Это данность. В школьной системе три этапа: начальная школа (scuola elementare), средняя школа (scuola media) и лицей (liceo). В конце обучения выпускной экзамен, некий аналог российского ЕГЭ (esame di maturità) После — университет.
Плюсы. Учителя в начальной школе еще и аниматоры: они играют с детьми весь день и ходят по музеям, а чтобы два часа математики или итальянского не казались утомительными, планируют урок так, чтобы дети больше двигались, а не сидели, уткнувшись носом в учебник.
Минусы. Существенное отличие итальянской средней школы от российской в том, что здесь очень мало преподают литературу. Этот предмет считается специфическим и неподходящим для возраста 11-14 лет.
Многие родители учеников средней школы крайне недовольны тем, что именно в этот период детям дают действительно очень много домашнего задания. Причем не только в течение года, но и на лето. И это не просто список литературы, как в России. А полноценные задания — десятки страниц упражнений по всем предметам. Так что с собой на каникулы на море родители вынуждены вести книги
Как сдают аналог ЕГЭ во Франции. 160 евро для отличников, запрет на права за шпаргалки и «100 дней до приказа»
Как учатся. Во Франции, как и в России, определенный уровень образования обязателен для всех граждан. По закону бросить учиться раньше 16 лет никак нельзя. В среднюю школу французы ходят обычно с 11 до 15 лет, она называется «колледжем» (collège), по окончании выдается соответствующий документ (Brevet de collège). После этого у ребенка есть возможность попасть в три типа лицея: профессиональный (lyceé professionnel) своеобразный аналог ПТУ; общеобразовательный (lyceé general) и технологический (lyceé technologique). В общеобразовательном лицее учатся три года. В первый год обучения (который при этом называется «второй класс») разделения на специализации не происходит.
Плюсы. В государственных вузах никаких платных отделений нет. Родители оплачивают только вступительный взнос (около 300 евро в год), который покрывает выдаваемые учебники и прочие накладные расходы.
Минусы. В отличие от России, где между экзаменами обязательные интервалы в несколько дней, во Франции БАКи (аналог ЕГЭ — прим. ред.) могут идти один за другим каждый день и даже по два в день.
Если кто-то все же отважился списать и попался, его ждут строжайшие санкции: не только удалят с экзамена, но и составят протокол. Позже его случай будет разбирать дисциплинарная комиссия. Меры к нарушителю могут быть приняты очень суровые: отчисление из лицея, недопуск к экзаменам, в том числе на водительские права, сроком на несколько лет.

Как учатся. Во Франции, как и в России, определенный уровень образования обязателен для всех граждан. По закону бросить учиться раньше 16 лет никак нельзя. В среднюю школу французы ходят обычно с 11 до 15 лет, она называется «колледжем» (collège), по окончании выдается соответствующий документ (Brevet de collège). После этого у ребенка есть возможность попасть в три типа лицея: профессиональный (lyceé professionnel) своеобразный аналог ПТУ; общеобразовательный (lyceé general) и технологический (lyceé technologique). В общеобразовательном лицее учатся три года. В первый год обучения (который при этом называется «второй класс») разделения на специализации не происходит.
Плюсы. В государственных вузах никаких платных отделений нет. Родители оплачивают только вступительный взнос (около 300 евро в год), который покрывает выдаваемые учебники и прочие накладные расходы.
Минусы. В отличие от России, где между экзаменами обязательные интервалы в несколько дней, во Франции БАКи (аналог ЕГЭ — прим. ред.) могут идти один за другим каждый день и даже по два в день.
Если кто-то все же отважился списать и попался, его ждут строжайшие санкции: не только удалят с экзамена, но и составят протокол. Позже его случай будет разбирать дисциплинарная комиссия. Меры к нарушителю могут быть приняты очень суровые: отчисление из лицея, недопуск к экзаменам, в том числе на водительские права, сроком на несколько лет.
Amor magister optimus.

Аватара пользователя
Автор темы
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 118
Всего сообщений: 7032
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
Re: Образование за рубежом

Сообщение Агидель » 03 янв 2018, 17:16

Артём Асташенков

Как измерить знания учащегося? Если бы на этот вопрос существовал единственно верный ответ, педагогика была бы гораздо более скромной дисциплиной. Однако сегодня мы не можем определиться даже с тем, в чем именно измерять знания. Артем Асташенков рассказывает о самых типичных и самых странных системах оценок в школах и университетах разных стран мира.
Привычная нам еще с советских времен система школьных и вузовских оценок — на самом деле серьезно искаженный временем и довольно странный конструкт. Мы называем ее «пятибалльной», но по-настоящему пользуемся только четырьмя баллами. Вводим «плюсы» и «минусы», чтобы расширить диапазон значений, а потом высчитываем средний балл «на глаз». «Единица» стала страшилкой для младших школьников, а в старших классах — специальной оценкой, которую легко перерисовать в случае пересдачи. Университетские «зачет» и «незачет» в отсутствие системы кредитов вообще непросто объяснить иностранцу и тем более учесть при подсчете GPA (об этом — ниже).
Традиционная для России высшая оценка
Хорошая новость — мы в своих странностях не одиноки. На первый взгляд может показаться, что глобализация разнесла англо-саксонскую систему с оценками от A до F по всему миру, а если где-то она и не используется, то ее место занимает 10-балльная или 5-балльная шкала. Но, присмотревшись, понимаешь, что на планете, скорее всего, не найдутся две одинаковых реализации любой из этих систем.
Чтобы сориентировать учителей и найти хоть какое-то взаимопонимание с зарубежными коллегами, чиновники от образования, как правило, обозначают границы оценок в процентах
Уже тут начинаются разночтения: малазийская «A„отсчитывается от 85%, сингапурская — от 70%, а, скажем, бразильская — от 90%. Разбираться в этих деталях — неблагодарная работа, но, например, в Канаде педагогам приходится это делать постоянно: у каждой провинции значение оценок, а иногда и набор букв — свои.
Отдельный вопрос, как в каждой системе вычисляется средний балл по всем предметам (упомянутый выше GPA, GrandPointAverage), по какой шкале измеряется он сам, и на что он влияет в плане образования и карьеры в данной стране и за ее пределами. Впрочем, эти вопросы выходят за рамки темы: сегодня мы поговорим о форме, а не содержании.
Алфавитный суп
В алфавитной системе буквами «A», «B», «C» и «D» обозначают проходные баллы в порядке ухудшения. Роль неудовлетворительной оценки обычно выполняет «E„или ‚F‘. В пользу первой говорит алфавитный порядок, вторая — понятное сокращение от fail (провал), но даже в США — колыбели этой системы — нет согласия по поводу набора букв. В некоторых школах вместо ‚F‘ используют ‚N‘ (nocredit, не зачтено) или ‚U‘(unsatisfactory, неудовлетворительно).
Базовым вариантом системы «A-B-C-D-E/F» пользуются в Гонконге, Индонезии, Афганистане, средних школах Южной Кореи, вузах ОАЭ и некоторых школах Бразилии. В Швеции и университетах Норвегии и Эстонии «E» сделана нижним проходным баллом, а «F», соответственно, неудом. Казахстан, Канада, Кения, Малайзия, Монголия, Пакистан, Саудовская Аравия и Таиланд расширяют эту шкалу, официально добавляя почти к каждой оценке плюсы и минусы (и все равно среди них не найти пары одинаковых систем: например, в Малайзии только «B» встречается и с плюсом, и с минусом, а в Монголии, наоборот, почему-то только у «B» нет варианта с плюсом).
Конечно, плюсы и минусы используются даже в Соединенных Штатах, но там они работают примерно как у нас — скорее, декоративно
Некоторые добавляют по одной-две буквы: в Иране шкала выглядит, как «A+, A, B, C, D, E/F», в Японии — «AA/T, A, B, C, E/F», в Пакистане — «A1, A, B, C, D, E, F». В старших классах Сингапура шкала разбита на девять делений: «A1, A2, B3, B4, C5, C6, D7, E8, F9». В Ирландии есть три отдельных неудовлетворительных оценки: «E», «F» и «NG»— последнюю ставят, когда и проверять-то нечего. В индийских вузах встречаются варианты «O, A+, A, B, C, D, E, F» и «S, A, B, C, D, E, U». «U» — отдельная оценка для жульничающих. В китайских университетах оценки тоже примерно соответствуют алфавитной системе.
Существует несколько самостоятельных буквенных систем, являющихся сокращениями местных словесных оценок: «FB-B-S-I» в младших классах Румынии, «HD-D-Cr-P-F» и «H1-H2A-H2B-H3-P-N» в вузах Австралии. В младших классах Уругвая используется совершенно невероятная шкала: «S-SMB-MBS-MB-MBB-BMB-B-BR-RB-R-D». Она образована различными комбинациями слов «sobresaliente» (отлично), «muy» (очень), «bueno» (хорошо), «regular» (удовлетворительно) и «deficiente» (неудовлетворительно). Будьте внимательны, «отлично — очень хорошо» и «очень хорошо — отлично» — не одно и то же!
Десятки и сотни
Пяти-, десяти-, двадцати- и стобалльные системы очень распространены и обычно идут рука об руку. К тому же, алфавитная система практически не отделима от стобалльной. Все они могут использоваться в одной стране для разных уровней образования и экзаменов. Скажем, в Панаме университеты оценивают студентов от нуля до ста, а школы — от нуля до пяти. Понятно, что минимальный балл везде свой.
Поскольку мало кто использует лишь одну из перечисленных систем, следующая классификация довольно условна: куда записать, например, Финляндию, где используются шкалы «0-5» и «5-10»?
Стобалльную систему более-менее эксклюзивно используют Ирак, Палестина, Коста-Рика, Никарагуа. Двадцатибалльная система в ходу в Бельгии, Венесуэле, Ливане, Перу и старших классах Португалии. При этом неуды начинаются обычно ниже 10 или 11, но в Ливане учителя еще и могут ограничивать максимальный возможный балл за свои задания.
Албания, Белоруссия, Бразилия, Вьетнам, Греция, Исландия, Испания, Италия, Колумбия, Латвия, Литва, Мексика, Молдавия, Нидерланды, Румыния и Эквадор в первую очередь используют десятибалльную систему.
Пятибалльная система в ходу в Венгрии, Киргизии, Македонии, Парагвае, Сербии, Турции, Хорватии, эстонских школах и младших классах Португалии. Здесь «двойка» обычно — минимальный проходной балл. А в Австрии, Германии, Словакии и Чехии пятибалльная шкала перевернута: «единица» — лучшая оценка. В немецких старших классах, при этом, еще действует 15-балльная система.
Некруглые числа
Искать экзотику в системах оценки успеваемости — сомнительная задача. Как оценки не назови, они так или иначе выстраиваются в некий порядок и, если покопаться, обнаруживают некое процентное выражение. Такова уж их функция. Поэтому самое странное, что могут предложить нам школы мира — это системы, которые привести к стобалльным лишь слегка сложнее.
В Болгарии используется шестибалльная система; двойка — обычный неуд, а единицу ставят списывающим. На экзаменах оценки выставляются с двумя знаками после запятой. В польских школах аналогичная шкала сдвинута в другую сторону: «шестерка» означает особые заслуги или идеальный ответ. В швейцарской шестибалльной шкале плохих оценок больше, чем хороших: проходной балл начинается с четырех, при этом в ходу есть ноль и оценки изменяются по полбалла.
Старшеклассники в Южной Корее получают оценки от одного балла до девяти (чем меньше, тем лучше). В Чили используется семибалльная система с одним знаком после запятой, проходные баллы — 4.0-7.0. 12-балльные системы приняты в Уругвае и Украине
Но, пожалуй, победителем конкурса на самый странный набор знаков станет Дания. Здесь в ходе реформы 2007 года выкинули из 13-балльной системы «ненужное» и слегка перемешали, чтобы проще соотносить с алфавитной системой. Осталось семь оценок: «12», «10», «7», «4», «02» и два неуда: «00» и «-3». Минус три, Карл.
Amor magister optimus.

Аватара пользователя
Автор темы
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 118
Всего сообщений: 7032
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
Re: Образование за рубежом

Сообщение Агидель » 09 янв 2018, 21:25

Зарубежный опыт: как учатся дети в школах Китая

Каждый год первого сентября на занятия в школы Китая приходит более 400 миллионов учеников. В самой многонаселенной стране мира образование стало доступно лишь в середине прошлого века, а до этого времени 80% жителей были неграмотны. В последние несколько десятилетий власти Поднебесной делают все, чтобы дети могли учиться, а образование в школах и ВУЗах Китая привлекало ещё и иностранных учеников.

Благодаря государственной реформе китайского образования по всей стране открываются школы, технические колледжи и высшие учебные заведения. Власти делают упор на развитие информационных образовательных технологий, например, он-лайн обучение, чтобы еще больше детей, преимущественное из маленьких или отдаленных городов, имели доступ к качественным образовательным ресурсам.

Но, обо всем по порядку.
Процесс обучения в китайской школе весьма незавидный. Школьное образование в Китае длится 12 лет и разделено на три этапа: начальная школа (6-11 лет), неполная средняя школа (12-14 лет), полная средняя школа (необязательная, 15-18 лет). С 2008 года властями Китая утверждено обязательное бесплатное 9-летнее обучение. Продолжать ли учебу в последних трех классах школы – решают, в основном, родители. Ведь обучение они будут оплачивать из собственного кармана. Лишь немногие ученики могут рассчитывать на субсидию или стипендию.

Достигшие 6-ти летнего возраста китайские дети традиционно направляются в начальную школу. Перед этим они обязаны потрудиться еще в детском саду (3-6 лет), чтобы успешно пройти тестирование перед поступлением. А вот для их родителей подготовка к школе – период менее тяжелый. Это, прежде всего, касается школьной формы. В китайских школах она подразумевает собой спортивный костюм, причем у мальчиков и девочек абсолютно одинаковый: куртка, брюки и бейсболка. Все школы в Китае имеют свою форму, поэтому отличить детей одного учебного заведения от другого можно лишь по некоторым визуальным признакам, например, у кого-то зеленый костюм с фиолетовыми вставками, а кто-то носит синий с тремя желтыми полосками. И обязательным символом формы является эмблема школы.

То, что китайские дети проводят в школе больше 10 часов ежедневно, не миф, а суровая реальность. Учебная нагрузка огромная, поэтому день разделен на две части. Первая половина дня – для изучения основных предметов, вторая – дополнительных. Разделяет учебный день большая перемена, которая длится около часа. За это время ребята могут пообедать, сделать зарядку, покричать и размяться. Дома у школьников расслабиться тоже не получится, нужно делать домашнюю работу или заняться дополнительными уроками, которые дети успевают закончить в лучшем случае часам к 11 вечера. А в 5.30 утра уже подъем. Мечта школьников других стран о каникулах, когда можно расслабиться, отдохнуть и заняться любимыми делами, не ведома китайскому ребенку: в течение учебного года свободного времени нет, а на каникулах (они в Китае всего 2 раза в год – летом и зимой) большинство родителей стараются отдать детей в специальные классы — аналог российским пришкольным лагерям, чтобы закрепить или «подтянуть» знания. Поэтому, на вопрос — сколько отдыхают китайские ученики, ответить практически невозможно.

Кстати, с дисциплиной в китайских школах тоже все очень сурово. Без уважительной причины пропускать занятия нельзя, спорить с учителем строго запрещено. Высказывать свое мнение, доказывать точку зрения, рассуждать о причинах какого-то события – не приветствуется. Вообще, быть индивидом, личностью – это не про китайских школьников. Один тот факт, что выученные стихотворения они рассказывают не по отдельности, а хором всем классом, численность которого варьируются от 40 до 60-ти человек, говорит о многом. Или, например, те же экзамены и контрольные работы, которые проводятся исключительно в виде тестов. Ученик не может поразмышлять, подумать, ответить так, как считает правильным, он может лишь выбрать один вариант из 4-х предложенных. Такой подход к проверке знаний сильно отличается от российского, где учеников вызывают с ответом к доске или в вопросах после параграфа/темы написано: «подумай и объясни», «расскажи своими словами». Лишь в последнее время в некоторых китайских школах ввели небольшое отступление – к готовым вариантам ответа ученик самостоятельно может написать свой, на его взгляд, правильный. У учеников банально не хватает времени на то, чтобы сконцентрироваться над материалом, проанализировать его, поразмышлять. Фактически происходит механическое заучивание. Это дает возможность полностью освоить программу, но, в то же время, исключает творческий подход, или, как сейчас принято говорить, развитие креативного мышления.

Но тем не менее такой учебный ритм, сумасшедшие умственные и физические нагрузки не позволяют китайским детям выглядеть уставшими, изможденными. Потому что урокам физкультуры, зачастую на свежем воздухе, уделяется несколько часов в неделю. Это положительно влияет не только на общее состояние организма ребёнка, но и приносит существенный результат в виде призовых мест и медалей на спортивных состязаниях различного уровня. В последние десятилетия в Китае сделана ставка на школьно-олимпийское движение, которое уже сегодня считается самым мощным в мире.

Учителя в китайских школах загружены не меньше своих учеников. Самая большая трудность для преподавателя — найти ко всем индивидуальный подход, ведь учеников в классе может быть и 40, и 60, и даже 80. А еще нужно проверять домашнюю работу, экзаменационные листы с тестами, повышать свой профессиональный уровень, заниматься научной работой, встречаться с родителями учеников и т.д. Поэтому рабочий день преподавателя – это + 2-3 часа ко времени, которое проводит в школе ученик.

Стоит сказать, что знания детей во время учебы оцениваются по сто бальной системе. Чтобы пройти в следующий класс, ученик должен набрать не менее 60 баллов. Тех, кто набрал меньше, оставляют на второй год. Все результаты выставляются в классный журнал, и родители, при желании, могут контролировать успеваемость своих детей.

Вся система китайского образования призвана сделать из ребенка высоко организованного, конкурентоспособного человека и построена по принципу: «докажи, что ты лучший». Может быть поэтому, школьники практически никогда не помогают друг другу на экзаменах, который представляет своего рода соревнование. Подсказать, дать списать – это как отдать свой балл другому человеку. В китайских школах так не принято.

Успех на экзамене и, как результат, получение аттестата завершают обязательную программу китайского образования. Далее, 15-летнему подростку открывается дорога к дополнительному среднему образованию — верхнему уровню средней школы, который является платным для родителей ученика. Если они принимают решение учиться дальше, то предстоит выбрать один из видов образования: академическое (глубокое изучение наук и дальнейшая подготовка к поступлению в ВУЗ) или профессионально-техническое. Последнее – самое распространенное среди китайских учеников. Еще через 3 года, в 18 лет, перед поступлением в вуз школьники сдают единый государственный экзамен – Гаокао, который проводится одновременно в начале июня по всей стране.

Надо сказать, что среднее образование в Китае строго контролируется государством. Школы страны получают средства из государственного бюджета и расходуют их, в основном, на обновление оборудования и ремонт помещений. Большинство учебных заведений, численность учащихся в которых нередко достигает нескольких тысяч – это целые комплексы зданий со спортивными площадками и длинными переходами.

На внедрение инновационных программ, оснащение современным высокотехнологичным оборудованием школ и вузов страны из казны уходят миллиарды юаней в год. Сегодня, например, вузы Китая превратились в крупнейшие научно-исследовательские и изобретательские центры, на их долю приходится свыше половины технических изобретательских патентов и государственных премий страны.

10 лет назад заместитель премьера Госсовета КНР Ли Ланьцин так сформулировал политическую задачу в сфере образования: «Сумеет ли китайская нация выйти победителем в острой конкуренции по комплексной мощи страны – в конечном счете зависит от того, сможем ли мы повысить общекультурный уровень всей нации, сумеем ли мы воспитать новое поколение всесторонне развитых людей, отвечающих четырем требованиям: идейных, высокоморальных, образованных и дисциплинированных».

Именно этим качествам и овладевают на собственном опыте китайские школьники в процессе обучения: труд, дисциплина, уважение к старшим. И именно они помогают им на протяжении всей их жизни
Amor magister optimus.

Аватара пользователя
Автор темы
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 118
Всего сообщений: 7032
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
Re: Образование за рубежом

Сообщение Агидель » 29 янв 2018, 05:03

Лучшие методики против буллинга
«Дневник буллинга»

Буллер боится гласности. Но «голосить» могут не все, жертвы буллинга, как правило, молчаливы. Но они могут завести «Дневник буллинга». Фиксировать каждый акт издевательств, не забывая точно указывать место, время, свидетелей. Этот «протокол» сам по себе кажется бесполезным, но когда протоколов десятки – поверьте, это производит впечатление и на директора, и на буллера, и на его родителей. В конце концов, это производит впечатление на руководителей департамента образования и Министерства образования, куда непременно нужно послать копию, если не удается привлечь внимание внимание директора и учителей к безобразию. Известно немало случаев, когда с помощью таких дневников в жертву превращался сам буллер (главное: не показывать ему оригинал дневника).

Это, кстати, самый эффективный метод борьбы с буллером на рабочем месте, когда речь идет о травле со стороны начальника или кого-то из коллег на работе.

Что произошло?
Когда это произошло?
О чем шла речь? Почему произошел конфликт? Кто и как себя вел? Кто и что сказал? Были ли какие-то особые обстоятельства? Как я себя при этом чувствовал? Как я себя вел? Мог бы я вести себя как-то иначе? Был ли кто-то, кто мне помог, меня поддержал? Есть ли свидетели или доказательства? Был ли кто-то, кто не помог?
Link crew (Команда связей)

Эта система существует в североамериканской педагогике (США и Канаде) и придумана Джоном Дьюи, выдающимся педагогом и философом.

Создается «команда связей» из самых позитивных, улыбчивых, активных с лидерскими чертами учеников школы. Их отбирают и специально готовят (для этого им приходится на неделю раньше вернуться с летних каникул, но никто не жалуется – это большая честь, попасть в Команду, обычно конкурс желающих – пять человек на место). Для чего готовят? Стать «шефами» ребят из классов помладше. Особое внимание – тем, кто переходит на новую образовательную ступень (1 класс, 5 класс, 9). И всем новеньким. Например, одиннадцатиклассница курирует пятерых девятиклассников. А десятиклассник присматривает за тремя новенькими из восьмого класса. Семиклассники шефствуют над пятиклассниками. На каждого шефа – 3-5 человек подшефных. Что нужно делать? Хотя бы раз в день на перемене подойти к каждому, поздороваться, улыбнуться, спросить: «Как дела?», «Все в порядке?», «Есть проблемы?» и дать понять, что готов помочь ему в решении этих проблем. Старшеклассники лучше адаптированы к школе и, конечно, смогут помочь почти во всех проблемах. И о возможной травле они узнают первыми. В школах, где есть шефство, затяжной травли практически не бывает.

Курирует «Команду связей» школьный психолог. Или просто самый обаятельный педагог в школе, какой бы предмет он еще ни вел. Один час в неделю все члены Команды проводят за занятиями, темы которых: Как правильно слушать, когда мало времени? Как познакомить ребят? Как помочь разрешить конфликты? Что делать, если столкнулся с травлей? И т.д.

В США и Канаде участие в Команде рассматривается как полноценный школьный предмет, за который ученики, попавшие в Команду, получают оценку.

P. S. Метод очень напоминает пионерскую методику Шефства. Не удивительно, все методы общественной детской организации в рамках системы образования нарком Луначарский получил от Джона Дьюи, американского философа и педагога.
«Совет отцов»

Этот метод применяют в Казахстане. Случаи травли рассматривает Совет отцов – избираемый орган, в который входят уважаемые отцы, не более 4 человек. В каждой школе можно найти ответственного и ратующего за справедливость папу, сотрудника органов внутренних дел, прокуратуры, или юриста, или руководителя, или военного. Совет отцов рассматривает случаи буллинга по заявлению учителя или ученика-жертвы и обеспечивает доведение до стадии исполнения санкций в отношении буллера. Как правило, первый же прецедент останавливает травлю в школе. К таким вопросам привлекают и руководителей местного самоуправления, акимов.

Сами того не зная, казахские коллеги заново открыли Метод Фарста (см. ниже).
«No-Blame-Approach» (Без обвинений)

Эта методика так эффективна, что заслужила отдельной статьи в «Азбуке буллинга» (См. «No-Blame-Approach»).
Метод Фарста (Die Farsta Methode)

Фарста – это район города Стокгольма. Там группой шведских психологов под руководством Карла Льюнгстрома (Karl Ljungstrоm) была разработана и успешно применялась данная методика. По мнению К.Льюнгстрома в каждой школе целесообразно иметь группу из пяти – шести человек, взрослых педагогов, которые могли бы оперативно реагировать в случаях буллинга. Это так называемая скрытая методика. Тот, кто хочет работать с этой методикой, должен иметь немного опыта по части того, как реагировать, чтобы не дать себя запутать и сбить с толку в случае сопротивления буллера.

Для работы с этой методикой, во избежание неудач, нужна подготовка! Найдите коллег, которые будут вам помогать! Разговор лучше вести вдвоем или втроем.

Первый шаг:

Если Вы столкнулись со случаем буллинга, Вам нужно:

Поговорить с информантами (с теми, кто предоставил информацию).
Осторожно расспросить жертву.
Постараться подбодрить жертву, вселить чувство уверенности.
Собрать точные данные о происходящем

Вы должны четко знать:

Кто, где, когда и что делал?
Как часто это происходило?
Кто еще присутствовал при этом?
Попросить жертву, если это необходимо, вести дневник буллинга.
Важно, чтобы больше никто из школьников не знал об этом разговоре, чтобы агрессоры не были предупреждены.
Подумайте о том, нужно ли привлекать родителей.

Второй шаг:

Обеспечьте себе поддержку.
Спросите себя: кто из коллег сегодня может помочь?
Спланируйте время (вам нужно два часа).
Найдите помещение.
Предупредите коллег, что осуществляющие буллинг школьники с такого-то по такое-то время по очереди будут вызываться с уроков.
Подумайте, нужен ли Вам протокол? Если да, то кто будет вести его?

Третий шаг:

По одному вызовите с урока каждого из буллеров, заранее не предупреждая их об этом.
Положите перед собой лист опросника (текст см. ниже) и, ориентируясь на него, начните разговор.
Говорите ясно и предметно по теме, сохраняя спокойный тон!
Дайте понять, что Вы осуждаете содеянное буллером, и что он должен нести ответственность за то, что сделал!
Постарайтесь сделать агрессора вашим партнером в борьбе против буллинга.
Будьте готовы к тому, что он будет применять различные стратегии, чтобы оправдать себя!
Поскольку никому не известно о содержании вашей беседы с буллером, нет и необходимости думать о проблеме его реинтеграции в сообщество ребят.

Четвертый шаг:

Порадуйтесь в случае удачи и поделитесь с коллегами возможностями этого метода!
Поблагодарите всех участвовавших коллег за их сотрудничество и помощь.

Опросник к методу Фарста

Приложение к третьему шагу «метода Фарста».



Имя опрашиваемого: ___________________________ Класс: ___________________ Дата: ______________

Знаешь ли ты, о чем я хочу с тобой поговорить?

(Подождите ответа и не дайте себя одурачить.)



__________(имя жертвы)___________ попал в очень неприятную ситуацию. Тебе что-то известно об этом?

(Если Вы замечаете у агрессора некоторые проявления неуверенности, используйте эти состояния: настаивайте на своем, действуйте решительно и целенаправленно.)



Переходите к следующей странице опросника.

Теперь настало время конфронтации:
Мне известно, что ты участвовал в этом. Ты … (дата, время) сделал следующее:
1. ____________________________
2. _______________________________
3. __________________________________

(Не допускайте никаких дискуссий! Не принимайте никаких оправданий!)

Все это выглядит ужасно. И, ты знаешь, это вовсе не безобидная вещь, это – БУЛЛИНГ!
Буллинг – это умышленное покушение на душевное здоровье человека!
В нашей школе это недопустимо!
Что ты можешь сделать для того, чтобы прекратить буллинг против ……. (имя жертвы)?
(Апеллировать к его ответственности, добиться уступки и закрепить результат).

Что ты можешь сделать, если заметишь, что другие занимаются буллингом?

(Записать ответ и сообщить буллеру о том, что Вы хотите видеть его в качестве партнера в борьбе против буллинга.)

На протяжении _______________________________ мы будем наблюдать за тобой.
(указать промежуток времени)

После этого с тобой (и с другими буллерами) снова будет проведена беседа.

Ты согласен?

Никто из вызываемых участников буллинга не должен рассказывать в классе, о чем с ним беседовали.

Составлено по материалам O. Hagedorn u. AG: Von Fall zu Fall, BIL Berlin, 2000, S. 98 f.
Источник: Bettina Schubert: Verlässliches Miteinander, BIL 2000, S. 17 ff

Сложность этого метода в том, что буллеры прибегают к Стратегиям оправдания

Вы должны быть готовыми к тому, что в ходе беседы скорее всего столкнетесь со стратегиями оправдания, которые служат агрессорам для избавления от чувства вины и отвлечения от содеянного.

• Стремление заглушить или смягчить чувство вины:
Другие тоже это делали! Но я ведь только…!

• Стремление освободиться от чувства вины, привлекая в качестве оправдания «неадекватное» поведение жертвы:
Он сам начал! Он сам виноват! Да вы знаете, что он делал?

• Приписывание жертве недостатков и объявление их причиной своих агрессивных действий:
Но он же иностранец (инвалид, «голубой», националист, еврей, гасторбайтер и т.д.).

• Придумывание «аргументов» в свое оправдание (заглушаются требования собственной совести):
Нам самим не хватает денег и работы (а тут еще эти иностранцы)! Все мои знакомые пашут (а они побираются)!

• Привлечение более высоких инстанций:
Он оскорбил мою мать/семью/религию!

Выслушав подобные «аргументы», вы можете поговорить на эти темы. Однако нельзя позволить отвлечь себя от совершенных действий – от самого буллинга.

Можно сказать примерно следующее: «Несмотря на все это: то, что ты делаешь, является преднамеренным нападением на душевное здоровье ….. (имя жертвы)! И мы не будем терпеть подобные вещи, ни сейчас, ни в будущем!»
Метод «Ступенчатое колесо»

Метод «Ступенчатого колеса» («Staffelrad») с успехом применяется при работе с насилием в группах. Автор (В.Таглибер) использовал модифицированную версию этого метода, предложив ее как средство для борьбы с буллингом. Описание метода в оригинале см.: Эд Ватцке «Эквилибристский танец между мирами», Бонн 1997, стр. 62 и далее (Ed Watzke: Äquilibristischer Tanz zwischen Welten, Bonn 1997, S. 62 ff).

Метод «Ступенчатого колеса» является очень затратным, но и очень эффективным. Перед проведением беседы исполнителей буллинга изолируют друг от друга. Это означает, что Вы, как учитель, должны хорошо подготовиться.

Если Вы заметили случай буллинга, то, как в методе Фарста, Вам нужно провести тщательный сбор данных, пока Вы не будете абсолютно уверены в том, кто является исполнителями буллинга, и не будете точно знать, что именно они делают (сделали). Если Вам нужно иметь дело, например, с тремя основными буллерами, Вы можете поступить следующим образом:

Договоритесь с тремя Вашими коллегами, что в течение того времени, когда Вы будете беседовать с одним из буллеров, они возьмут под свой контроль остальных двух и будут наблюдать за ними.

В то время, когда Вы разговариваете с одним буллером, остальные два не должны общаться друг с другом. Таким образом, Вы вызываете всех троих из класса и изолируете их друг от друга. После этого Вы приглашаете первого на беседу.

Лучше всего проводить беседу, беря за основу опросник метода Фарста. Нужно быть готовым к попыткам ребят «увильнуть» от основной темы и найти себе оправдания, но Вы должны проявлять твердость! Исполнители должны понять, что для буллинга нет никаких причин и оправданий, и что Вы не собираетесь давать никаких поблажек. Часто участники буллинга не знают, кто был основным зачинщиком (кто первый начал), и когда именно все началось. Это просто было и продолжается до сих пор!

Добейтесь от первого исполнителя согласия на то, чтобы он немедленно прекратил буллинг! Потребуйте от него зримых изменений поведения и начала его собственных активных действий по противостоянию буллингу! Если его согласие выглядит для Вас убедительным, пригласите бывшую жертву и проведите беседу в духе примирения. Скажите бывшему исполнителю примерно следующее: «Теперь ты можешь извиниться и рассказать о том, как ты собираешься вести себя впредь!»

После этого данный буллер возвращается и попадает под наблюдение и попечительство Ваших коллег, а Вы проводите аналогичную процедуру с двумя оставшимися участниками. Если Вы сочтете необходимым, то в заключение можно собрать всех буллеров для проведения общей беседы, поблагодарить их за сотрудничество, сообщить, что они будут находиться под контролем и выразить уверенность в том, что достигнутые договоренности будут выполняться.

Трудной фазой является возвращение участников в класс (их реинтеграция). Эту операцию нужно провести очень бережно и, по возможности, тщательно спланировать. Понятно, что все в классе понимают, для чего были вызваны три основных заводилы буллинга, и теперь все напряженно ждут их возвращения. Поэтому так важно теперь осторожно вернуть провинившихся в сообщество ребят. Подумайте и решите самостоятельно, как лучше поговорить с классом.

Такие беседы чаще всего не проходят гладко, однако, как правило, ведут к примирению. Почти всегда ребята упрекают жертву в том, что она могла бы самостоятельно разобраться с происходящим, не привлекая учителей. Объясните ребятам, как функционирует буллинг, расскажите также, что мнение о возможности для жертвы справиться с буллингом самостоятельно является мифом. Будьте тверды и последовательны!

Теперь открыто начинайте вести наблюдение за поведением участников, отмечая факты просоциального поведения и выражая за них похвалу. Хорошо, если при случае Вам удастся обсудить с классом, что такое буллинг. Особенно следует остановиться на роли пособников (наблюдателей).
Метод «Правила школы»

Когда родители приводят в школу своего ребенка (в первый класс или в девятый), они получают красочно оформленный, отпечатанный типографским способом лист с текстом, который вместе с ними следует внимательно прочитать. На листе крупными буквами (с картинками) представлены основные правила этой школы. Их не более 8. Там самое необходимое – правила в отношении школьной формы, мобильных телефонов, жевательной резинки, роликов и … буллинга. Позиция заявляется четко – буллинг недопустим. Санкции – такие-то.
Внизу листка – место для подписи родителей.
Amor magister optimus.

Аватара пользователя
Автор темы
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 118
Всего сообщений: 7032
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
Re: Образование за рубежом

Сообщение Агидель » 10 фев 2018, 18:37

Русская школа математики была основана 20 лет назад в городе Ньютон инженером-механиком из Минска Инессой Рифкин. Она переехала в Штаты со своей семьей в 1988 году, и все складывалось хорошо, пока ее сын Илья не перешел в восьмой класс. Оценив школьные познания сына, Инесса пришла в шок: он не знал математики на том уровне, на котором, как она ожидала, должен знать эту науку ребенок его возраста.

Инесса начала общаться с другими русскими семьями по этому поводу и выяснила, что у всех одна и та же проблема. Так и появилась идея открыть студию, где бы дети русских эмигрантов могли дополнительно изучать математику. Русская школа математики появилась в 1998 году, а с ростом значения технологий и науки в экономике её программой заинтересовались обычные американцы.
Почему такие занятия привлекательны для детей и их родителей? Система образования США не может дать родителям уверенность в том, что их дети в достаточной степени изучат математику. По словам учеников студии дополнительные занятия повышают их уровень знаний настолько, что обычная школьная программа не вызывает никаких затруднений. Для обычных школ это даже стало проблемой: часто оказывается так, что воспитанники
Русской школы математики уже знают ту или иную тему, которую весь класс только начинает изучать.

Главная притягательность обучения состоит в том, что на занятиях детей учат думать, самостоятельно работать, решать головоломки, нестандартные задачи. Важной особенностью обучения является акцент на том, чтобы ученики понимали, почему они выполняют ту или иную математическую операцию, а не выполняли задания механически, просто потому, что «так сказал учитель». В итоге, сталкиваясь с какой-либо проблемой, ребёнок вместо капризного «Я не понимаю» говорит «Дайте подумать».
Amor magister optimus.

Аватара пользователя
Марфа
αδελφή
Сообщений в теме: 30
Всего сообщений: 36094
Зарегистрирован: 20.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 1
Re: Образование за рубежом

Сообщение Марфа » 10 фев 2018, 20:23

Агидель:
10 фев 2018, 18:37
Русская школа математики была основана 20 лет назад в городе Ньютон инженером-механиком из Минска Инессой Рифкин..
Здесь все прекрасно
Хотел раздвинуть стены сознания, а они оказались несущими.

Аватара пользователя
Марфа
αδελφή
Сообщений в теме: 30
Всего сообщений: 36094
Зарегистрирован: 20.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 1
Re: Образование за рубежом

Сообщение Марфа » 18 фев 2018, 00:16

:-D Это не я, они сами сняли этот ролик.

Хотел раздвинуть стены сознания, а они оказались несущими.

Аватара пользователя
Dream
Сообщений в теме: 8
Всего сообщений: 30655
Зарегистрирован: 26.04.2010
Вероисповедание: православное
Образование: начальное
Ко мне обращаться: на "вы"
Откуда: клиника под открытым небом
Re: Образование за рубежом

Сообщение Dream » 18 фев 2018, 00:23

Марфа:
18 фев 2018, 00:16
они сами
Но приятно? :-D
Ерунда, конечно.
Какие умные мы ведем разговоры, и какую глупую мы ведем жизнь...

Аватара пользователя
Марфа
αδελφή
Сообщений в теме: 30
Всего сообщений: 36094
Зарегистрирован: 20.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 1
Re: Образование за рубежом

Сообщение Марфа » 18 фев 2018, 00:24

Dream:
18 фев 2018, 00:23
Но приятно?
Нет. Это все сюда плывет.
Хотел раздвинуть стены сознания, а они оказались несущими.

Аватара пользователя
Dream
Сообщений в теме: 8
Всего сообщений: 30655
Зарегистрирован: 26.04.2010
Вероисповедание: православное
Образование: начальное
Ко мне обращаться: на "вы"
Откуда: клиника под открытым небом
Re: Образование за рубежом

Сообщение Dream » 18 фев 2018, 00:26

Да откуда? Ребенок учился в трех школах - одна из них была государственная. Нет такого. :pardon:
Какие умные мы ведем разговоры, и какую глупую мы ведем жизнь...

Аватара пользователя
Марфа
αδελφή
Сообщений в теме: 30
Всего сообщений: 36094
Зарегистрирован: 20.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 1
Re: Образование за рубежом

Сообщение Марфа » 18 фев 2018, 00:31

Ну мне про ваши дела сложно судить. Раз ты говоришь - нет оснований не верить. А с чего тогда ролик такой? Просто побазарить?
Хотел раздвинуть стены сознания, а они оказались несущими.

Аватара пользователя
Автор темы
Агидель
Белая река
Сообщений в теме: 118
Всего сообщений: 7032
Зарегистрирован: 01.06.2011
Вероисповедание: православное
Re: Образование за рубежом

Сообщение Агидель » 18 фев 2018, 06:07

Изображение
О классическом и не классическом образовании
Февраль 17, 2018
Теория

Ирина Шамолина и Наталья Геда

Второй год в нашей стране происходит распространение программы поддержки классического христианского образования «Классические беседы». Однако, несмотря на формирование разветвленной сети сообществ «Классических бесед», открытых для посещений всеми заинтересованными лицами, выход учебных пособий и даже специальной книги, излагающей самую суть метода (имеется в виду книга «Классическое образование в доступной форме» (https://classicalbooks.ru/item/4), вопросов становится не меньше, а больше, и накал полемики не снижается, а лишь возрастает.

С одной стороны, это хорошо, потому что свидетельствует об интересе к классическому образованию, о том, что эта тема мало кого оставляет равнодушным: даже убежденные противники не могут спокойно пройти мимо и жить своей жизнью, но считают своим долгом непременно и как можно детальнее донести свою отрицательную точку зрения до всех, до кого могут дотянуться, от практиков классического образования, до людей, с ним не знакомых вообще (и тем самым попутно повышая уровень осведомленности общественности).

С другой стороны, это плохо, потому что на ровном месте возникает противостояние и разделение людей, которые ранее мирно занимались общим делом – воспитанием и образованием детей в семье. Чем же вызвано данное противостояние? Как выяснилось, несколькими вещами. Во-первых, разногласиями в трактовке термина «классический» вообще. Во-вторых, расхождениями в трактовках более узкого термина «классическое образование». В-третьих, совсем слабым пониманием сути метода, лежащего в основе программы «Классические беседы», а именно Тривиума как единства трех универсальных «инструментов учебы» — грамматики, логики (или диалектики, что взаимозаменяемо) и риторики. Данная статья будет посвящена в значительной мере обзору этих трех главных вопросов.

Что такое «классика» и классический?

Все мы пользуемся этими словами почти автоматически, не осознавая их. «X и Y – современные классики», «N – классический педант», «Ты что, не читал (не видел, не слышал) Z? Это же классика жанра!» и т.д. и т.п. При этом, обратившись к латыни, мы убедимся, что употребляем слово довольно точно: латинское слово classicus имеет значение «образцовый» (и более частные коннотации «показательный, характерный, типичный»). В этом смысле собирательное существительное «классика» можно трактовать как «набор образцов, моделей, канонов», а качественное прилагательное «классический» можно расширительно понимать как «относящийся к определенному образцу, типу, канону».

Но это, так сказать, верхний слой проблемы. Чтобы убедиться, что мы ничего не пропустили, копнем латинское слово поглубже – чтобы обнаружить (что совсем не удивительно), что это слово – многозначное. Все значения этого слова таковы:

classicus, a, um 1) относящийся к первому классу римских граждан; 2) первоклассный, образцовый; 3) касающийся войска; 4) касающийся флота, флотский, морской.

Еще любопытнее пространные пояснения первых двух значений (последние две коннотации, потерявшиеся во времени, к нашей теме отношения не имеют).

Первоначально слово classicus было правовым термином и означало гражданина, принадлежащего к определенному имущественному классу. Позднее, согласно свидетельству Авла Геллия («Аттические ночи», VI, 13, 1), значение слова classicus изменилось: Classici dicebantur non omnes, qui in quinque classibus erant, sed primae tantum classis homines, qui centum et viginti quinque milia aeris ampliusve censi erant. «Классиками назывались не все входившие в пять классов, а только люди первого класса, ценз которых составлял не менее ста двадцати пяти тысяч ассов». (Приблизительная стоимость около 5 га пахотной земли. — авт.)

Позже слово classicus — «принадлежащий к первому классу» — стало употребляться не только для характеристики по имущественному признаку, но и в значении «первоклассный», «образцовый». В применении к писателям оно встречается у того же Геллия, который приводит слова ученого грамматика Фронтона, обращенные к его слушателям («Аттические ночи», XIX, 15): Ite ergo nunc et, quando forte erit otium, quaerite, an «quadrigam» et «harenas» dixerit e cohorte illa dumtaxat antiquiore vel oratorum aliquis vel poetarum, id est classicus adsiduusque aliquis scriptor, non proletarius. «Теперь идите. Когда у вас будет досуг, исследуйте, употребил ли кто-нибудь — по крайней мере из числа более древних ораторов или поэтов, то есть классический и образцовый писатель, а не пролетарий — слово quadrigae («четвероконная запряжка») в единственном числе или harena («песок») во множественном числе»[1].

Для справки: Авл Геллий – древнеримский писатель и знаток римской архаики, живший примерно в 130-170 году н. э. Его мы, судя по всему, и должны благодарить за подаренное нам определение: если бы не он, мы бы, наверное, по-прежнему делили живых существ и человеческое общество на классы, и дети продолжали бы учиться в школьных классах и играть в классики, но вот называть нечто выдающееся классическим – возможно, не стали бы.

Но на этом история термина, как вы понимаете, не заканчивается, а только начинается. Наиболее интересные, на наш взгляд, приключения слова «классический» во времени и пространстве описываются в «Словаре литературных терминов», мы даже позволим себе еще одну цитату оттуда:

Получив смысл «образцового», понятие «классический» стало прилагаться к таким произведениям и авторам, которые становились предметом школьного изучения, предназначались для чтения в классах. Именно в таком смысле слово употреблялось и в Средневековье, и в эпоху Возрождения, а в 17 веке значение «достойный для изучения в классах» было закреплено в словарях (словарь С.П.Ришле, 1680). Определение «классический» применялось только к древним, античным авторам, но никак не к современным писателям, даже если их сочинения признавались художественно совершенными и вызывали восхищение читателей. Первый, кто употребил эпитет «классические» по отношению к писателям 17 века, был Вольтер («Век Людовика XIV», 1751). Современный смысл слова «классический», значительно расширяющий список авторов, принадлежащих к литературной классике, начал складываться в эпоху романтизма. Тогда же появилось и понятие «Классицизм… Фактически установились два термина, значения которых отчасти пересекались: «классический»— т.е. образцовый, художественно совершенный, вошедший в фонд мировой литературы, и «классицистический»— т.е. относящийся к Классицизму как к литературному направлению, воплощающий его художественные принципы»[2].

Уточнение термина «Классицизм» в применении к художественной литературе дает дополнительную коннотацию: литературу эпохи классицизма (XVII-XVIII века) рассматривали как направление, ориентирующееся на античное искусство, черпающее свои идеи из «Поэтики» Аристотеля и воспевающее абсолютную монархию. «Классицизм» как направление в живописи и архитектуре захватил и начало XIX века. Художники и архитекторы эпохи классицизма также обращались к античным образцам как к эталону гармонии, простоты, строгости, логической ясности и монументальности. Художественное произведение, с точки зрения классицизма, должно строиться на основании строгих канонов, тем самым обнаруживая стройность и логичность самого мироздания. Интерес для классицизма представляет только вечное, неизменное — в каждом явлении он стремится распознать только существенные, типологические черты, отбрасывая случайные индивидуальные признаки.

Просуществовав в таком виде в течение почти четверти тысячелетия (2,5 столетия – не шутка!) классицизм уступил дорогу романтизму, реализму, модернизму, постмодернизму, а человеческая культура от служения объективным и вечным идеалам красоты и гармонии двинулась в сторону все более субъективных и частных мнений, пристрастий и мод, имеющих все меньшее отношение к вечным образцам и все быстрей сменяющих друг друга на протяжении последних двух столетий.

Сегодня для нас классицизм как художественное и литературное направление – не более, чем одно из множества эстетических направлений в истории мировой христианской культуры, и произнося определение «классический» мы реже всего относим его к произведениям эпохи Классицизма. А вот значение «образцовый» так и закрепилось в нашем сознании. Другое дело, что под «образцом» сейчас разные люди подразумевают очень разное. И слово «образец» стало слишком близким к «идеалам», а эти идеалы, конечно, у каждого свои. Кто-то идеалом и образцом для подражания считает СССР и советскую культуру. У кого-то эти образцы и идеалы – в Российской империи XIX века, у кого-то – в Киевской Руси времен Ярослава Мудрого, и так далее и тому подобное. И вот на этом месте читателя данной статьи может охватить недоумение: к чему столь пространный экскурс в историю искусства? О чем мы вообще говорим? А это значит, что наступил момент перейти к новому разделу нашего исследования – а именно, к классическому образованию.

Что такое «классическое образование»?

Этот термин также имеет свою историю, а также устоявшееся в нашей стране узкое значение. Начнем, как обычно, ab ovo, буквально «с яйца», с самого общего смысла.

В общем смысле «классическим» в истории науки и педагогики принято называть модель гуманитарного (гуманистического) образования, основанную на изучении языков классической древности – в основном, латыни, греческого, иногда – древнееврейского. Возникновение этой модели большинство исследователей относят к эпохе Возрождения, или Гуманизма. Считается, что классическое образование пришло на смену средневековой схоластике, о которой мы поговорим в следующем разделе.

В самом общем смысле модель классического гуманитарного образования строится на предпосылке, что человек может применять полученные в одной области знания и умения в любой другой, и ставит целью развитие способности самостоятельно приобретать новые знания. Именно поэтому изучение классических языков и классических текстов считалось универсальным методом, формирующим мышление таким образом, что дальше человек сможет его приложить к любой области науки и культуры. Метод этот, однако, сложился отнюдь не в эпоху Гуманизма и даже не в эпоху Средневековья, а в классической античности. Так, энциклопедия «Традиция» таким образом описывает предысторию классического образования:

В Древнем Риме, начиная со времён поздней Республики, считалось необходимым, чтобы всякий свободный мужчина был образован: не только умел читать и писать на латыни и греческом, но и был начитан в классической литературе и был способен выступить в суде или народном собрании, разбирался в философии, математике и теории музыки. Знание естественных наук и владение искусствами или ремёслами от свободного человека не требовалось и даже ставило под сомнение его достоинство.[3]

Таким образом, главной особенностью «классического образования» можно смело считать его противопоставленность образованию «реальному», т.е. естественнонаучному и практическому.

В этом смысле совершенно неправы те критики программы «Классические беседы», которым не нравится упоминание античных, европейских и русских классиков как получивших классическое образование. Такие возражения сразу демонстрируют непонимание сути вопроса: все эти люди получили классическое, а не реальное образование, каждый по своей причине, но общая из них в том, что образование всех этих людей не могло быть получено никаким иным способом (его просто не существовало в их время).

В преобладающем большинстве классических школ эпохи Возрождения главной целью стало овладение формальной стороной латинского языка, а именно изящным стилем литературного изложения. Широкое распространение получило так называемое цицеронианство — увлечение изучением языка и стиля этого крупнейшего римского оратора и писателя. Это увлечение ограничило гуманитарное классическое образование узкофилологическими рамками и способствовало преобладанию в нем формальной стороны обучения над содержательной. С резкой критикой такого формального образования выступали Эразм Роттердамский, X. Вивес, И. Рейхлин, Ф. Меланхтон и многие другие. Однако цицеронианство продолжало господствовать в классических школах вплоть до XVIII века.

В Новое время в концепции классического образования произошли некоторые изменения. Как мы помним, XVIII век связан с максимальным развитием классицизма как направления в литературе и искусстве. Вот что сообщает о развитии классического образования в эту эпоху Энциклопедия Брокгауза и Эфрона:

Обычные аргументы защитников К(лассицизма) — заключаются в следующем. Грамматика — элементарная часть логики, начальный анализ процесса мышления. Построение и разбор каждого предложения — урок в логике. Двум классическим языкам принадлежит, в этом отношении, превосходство над всеми прочими языками, мертвыми и живыми, ибо правила их отличаются наибольшей определенностью, и для малейших оттенков мысли они владеют особыми формами и частицами. Учащийся этим языкам усваивает себе последовательно все приемы мысли, необходимые для самостоятельных научных занятий и для оценки окружающих нас явлений. Изучение мертвого языка вводит ум учащегося в новую область понятий и навыков и вносит ясность и сознательность в привычные процессы мышления. Это — так называемая умственная гимнастика, формальное образование ума (formale Bildung, culture formelle); из двух древних языков более важный в этом отношении — латинский. Еще сильнее воспитательное действие классических литератур, особенно греческой. Тут содержатся образцы красоты, несравненные по своей простоте, точности и отчетливости очертаний. «Древние добродетели вечны; любовь к семье, принесение себя в жертву родине никогда не будут преподаны лучше, чем словами древних и их историей» (Лависс)… В литературах греков и римлян имеется богатый запас знаний о человеческой природе, не утративших своего смысла и практического значения по настоящее время; диалектические сочинения Аристотеля и Платона дисциплинируют ум и возбуждают его к разысканию истины. «Никакие новейшие сочинения не могут равняться с ними в указаниях, правилами и примерами, способов исследования истины о таких предметах, которые имеют великую важность и для нас. Подвергать исследованию все вещи; никогда не убегать от трудности; не принимать никакого учения без строгого испытания отрицательной критикой; настаивать на ясном понимании слова, прежде чем употребить его, и на понимании смысла положения, прежде чем согласиться с ним, — таковы уроки, получаемые нами от древних диалектиков» (Милль). Знакомясь со всеми формами умственной деятельности в их простых и ясных очертаниях, обучающийся древним языкам усваивает себе общие европейским народам элементы образованности. Воспитанник классической школы, какую бы научную специальность он ни избрал впоследствии, выходит из нее с запасом культуры, которая оставит в нем навсегда следы общего гуманного образования (Буслаев, Грановский). В пользу классической школы приводят еще факт ее долговечности, а равно успехи наук и гражданственности в тех странах, где такая школа господствует.

К XIX веку в классических заведениях возобладала классно-урочная система обучения, впервые предложенная Яном Амосом Коменским в 1631 году, и классическое образование приняло тот вид, который оно и сохраняло до начала XX века. Как правило, наши современники, что-то слышавшие о классическом образовании, в первую очередь вспоминают о классических гимназиях в Российской империи и по ассоциации начинают считать модель классического христианского образования, на которой базируется программа «Классические беседы», имеющей отношение к тогдашней образовательной модели. Это не так, и следующая цитата из той же статьи Энциклопедии Брокгауза и Эфрона дает понять, почему. Из подробного текста Ф. Мищенко можно сделать вывод, что классическое образование в царской России очень мало соответствовало описанной выше идеальной модели и вызывало в конце XIX века не меньшую критику общественности, чем современное российское образование:

Если в Западной Европе не перестают раздаваться жалобы на несовершенства господствующей школьной организации и системы образования, то у нас эти жалобы перешли в настоящие мольбы о снятии с детей непосильного бремени; разлад между школой и семьей достиг высочайшей степени; живое слово в защиту того, что есть действительно возвышающего, цивилизующего в античных литературах, заглушалось укоризнами и ропотом; до опасных размеров возросло число недоучек в наших гимназиях. Петербургскому университету, в лице профессоров Владиславлева и Помяловского, принадлежит почин в изыскании способов к устранению крайностей из нынешних школьных порядков и учебных планов в гимназиях, а равно к восстановлению прежнего характера историко-филологических факультетов (1889). Двадцатилетние усилия пересадить Классицизм в Россию мерами строгости привели к тому, что историко-филологические факультеты опустели, и гуманистическому образованию русского общества стал угрожать неизбежный упадок.[4]

Эта плачевная ситуация в системе российского классического образования привела к реформе учебного плана классической гимназии, в частности в области сокращении часов на изучение грамматики древних языков в пользу изучения грамматики родного языка, математики и естественных наук. Реформа в области изучения классической филологии сместила акценты с формального изучения грамматики древних языков на чтение классических авторов и их переводам на русский язык, что привело к оздоровлению обстановки и постепенному возврату интереса молодежи к классической филологии и гуманитарным наукам в целом:

В смысле научного изучения античного мира, в его языках, литературах, истории и древностях, К(лассицизм) в России сделал заметные успехи за последнее двадцатилетие: кафедры древних языков в университетах заняты учеными специалистами; появилось немало ценных монографий по различным вопросам науки об античном мире; существуют оригинальные общие курсы классических литератур и древностей, собрания надписей; увеличилось число переводов греческих и латинских сочинений на родной язык.[5]

Говоря о классическом образовании, нельзя не упомянуть и о системе, в европейской культуре традиционно с ним соперничающей: о реальном образовании. Реальные учебные заведения, в противовес классическим, нацеленные на изучения конкретных предметов или предметных областей и приобретение связанных с ними практических навыков, возникли в эпоху Просвещения, в конце XVII — начале XVIII столетия. Одними из первых государственных реальных учебных заведений в Европе были Школа математических и навигацких (т.е. навигационных) наук (1701, Москва) и Математическая и механическая реальная школа в Галле (Германия, 1706—08). В XVIII — начале XIX вв. реальные учебные заведения в Западной Европе и России давали прикладное, практическое образование, выпуская, в основном, специалистов: инженеров, механиков, архитекторов, фельдшеров и т.д.

В 60-х гг. XIX в. в России обострилась борьба между сторонниками реального и классического образования. Противниками классического образования были либерально (для своего времени) настроенные К. Д. Ушинский, Н.А. Добролюбов, Н. Г. Чернышевский[6], которые выступали за всестороннее образование, включающее как гуманитарные, так и реальные знания. При этом знаменитый российский педагог К. Д. Ушинский был горячим сторонником победы реальной системы образования над классической. В народных школах Ушинский предлагал заниматься, конечно, не только изучением арифметики и естественных наук, но и изучением языка, только не какого-либо из древних (не латинского и не греческого, как в классических гимназиях), а родного. В филологические курсы К. Д. Ушинского «Родное слово» и «Детский мир» включены подборки текстов, посвященных русской истории, географии и повседневному быту, знакомому его маленьким ученикам. Все тексты в этих учебных пособиях принадлежали самому автору и не содержали классических источников и мотивов даже в отрывках и пересказах.

Трудно переоценить роль К. Д. Ушинского в развитии российского народного образования, в том числе для современной общеобразовательной школы, в которой до сих пор используются многие разработанные им дидактические и педагогические приемы и методики. Однако сложно отрицать, что этот выдающийся русский педагог и мыслитель никак не может быть отнесен к практикам классического образования, а разработанные им программы, с точки зрения его времени, были модернистскими и либерально-народническими. Основа его педагогической системы — требование своего рода «демократизации» народного образования и идея народности воспитания[7], освобождение образования от «классических» оков. Не случайно в советское время К.Д. Ушинского относили к «прогрессивным» дореволюционным педагогам, представителям «демократического» направления в педагогике, рассматривали как одного из своего рода предшественников коммунистической педагогической науки, называя его «основоположником» или «отцом русской педагогической науки»[8].

Весь этот длинный экскурс в историю классицизма в разных областях европейской культуры был предпринят с единственной целью: указать на то, что единой трактовки и единого описания этот предмет не может иметь в виду его исторической изменчивости. В разные эпохи и термин «классика» и термин «классицизм» применительно к разным областям культуры наполнялся совершенно разным содержанием. Не может быть исключением и современная эпоха и современные учебные программы с таким названием. В частности, те же учебники Ушинского или, тем более, советские учебники, никак не могут претендовать на определение «классический» в каком-то смысле, отличном от «образцовый»: к традиции классического образования они никакого отношения не имеют, так как сознательно порвали с ним. Более того, доктор филологии А. И. Любжин, подчеркивая отличие советской от дореволюционного образования, писал, что программы, разработанные советскими методистами, не могли сравниться даже с программами дореволюционных реальных училищ (не говоря уже о классических гимназиях, при всем их кризисном состоянии, упомянутом выше):

И даже с точки зрения программы в идеальной теоретической модели советская школа не дотягивала по уровню до реального училища…. Насущные практические потребности заставили (советских методистов, прим. авт.) создать несколько типов спецшкол — математические и языковые. Выпускники первых превосходили «реалистов» в профессиональной области и серьезно уступали им в гуманитарной культуре; вторых — даже и в гуманитарной области не дотягивали до планки царского реального училища. Об учениках обычных школ нечего и говорить — их образование ни один педагог императорской эпохи не признал бы соответствующим стандарту среднего. Это скорее продвинутый уровень начального, с математическим upgrade, который — в силу естественных механизмов забвения — оставлял ученику умение читать, писать и считать и разрозненные обрывки из различных областей человеческих знаний, которые человек, интересующийся предметом, мог усвоить за два-три дня самостоятельного чтения.[9]

Таким образом мы, конечно, можем признать советскую образовательную систему «образцовой» — но только в смысле «образца» массового всеобуча, направленного на формирование самых элементарных навыков, которые в дореволюционной России могли быть получены за несколько лет учебы в начальной школе.

Что касается разработчиков программы «Классические беседы», то их понимание целей образования, а именно классического образования, нельзя не признать гораздо более аутентичным. И хотя сегодня мы называем «классическим образованием» совсем не то, что называлось таковым два-три столетия назад и, тем более, ранее, это не мешает современным «классицистам» сохранять живую, а не формальную связь с предшествующими образовательными системами. Современное классическое образование имеет с ними множество черт сходства: овладение вначале инструментами учебы, внимание к грамматике древних языков и классическим литературным текстам (и тексту вообще), которое на старших ступенях выливается в полноценную работу с первоисточниками.

Но главной чертой сходства старой и новой версий классического образования является внимание к тому, что в процитированном выше отрывке из статьи Ф. Мищенко названо «умственной гимнастикой, формальным образованием ума». Важное отличие нового подхода к «формальному образованию ума» от старого заключается в том, что таковое современные адепты классического образования находят не столько в изучении латинской грамматики (хотя и в ней тоже), сколько в базовой модели обучения, скрывавшейся многие столетия за всеми европейскими образовательными системами вообще, причем начиная с античной эпохи.

Эту модель обучения принято называть Тривиум (лат. trivium — перекрёсток трёх дорог). Данная модель подразумевает, что учащиеся овладевают тремя базовыми инструментами учебы (того самого «формального образования ума», о котором шла речь выше), а именно грамматикой, диалектикой (логикой) и риторикой. Сложность понимания этой модели обучения нашими современниками заключается в том, что они (то есть, все мы) привыкли понимать под грамматикой, диалектикой (логикой) и риторикой конкретные дисциплины, или «предметы». Осознать эти термины как описание трех путей, или методов, развития ума нам поможет еще один экскурс – на это раз в область средневековой интеллектуальной культуры и той ее интерпретации в современной медиевистике, которой мы обязаны английской писательнице Дороти Ли Сейерс. Российскую аудиторию эссе Д. Л. Сейерс впервые обрело благодаря переводу доктора философии, филолога-классика Ю. А. Шичалина, который высоко оценил его именно как поразительно точную по духу реконструкцию концепции классического христианского образования[10].

Что такое Тривиум?

Современные медиевисты относят зарождение классического христианского образования, или средневековой схоластики, к V веку н.э., т.е. к излету античности. Начало классического гуманитарного образования относят к более раннему времени – ко II веку нашей эры, о чем мы уже писали выше. Тогда отпрыски знатных римских семей начали изучать греческий язык и греческую литературу, обучаясь этим искусствам, а также красноречию и искусству спора у греческих ученых – софистов и риторов. Но эти «начала» относятся к периоду языческой античности, тогда как к V веку н. э. относится зарождение христианского классического образования, или схоластики.

Тогда, на исходе античности, писатель и юрист Марциан Капелла, в книге De Nuptiis Philologiae et Mercurii et de septem Artibus liberalibus libri novem («О браке Филологии и Меркурия и о семи Свободных искусствах новая книга») ввёл понятие «семи Свободных искусств», которые преподавались в двух разрядах школ. Школы первого разряда назывались Trivium, второго – Quadrivium. Семь Свободных искусств были разделены между ними следующим образом:

I. Тривиум Trivium
Грамматика Grammatica
Диалектика Dialectica
Риторика Rhetorica
II. Квадривиум Quadrivium
Арифметика Arithmetica
Геометрия Geometria
Музыка Musica
Астрономия Astronomia


Именно эти искусства, преподаваемые на латинском языке, стали основой средневекового учебного плана, а овладение ими впоследствии давало степень бакалавра в университетах.
Образовательная система, базирующаяся на изучении семи Свободных искусств, представляла собой синтез христианской теологии и учения Аристотеля, некогда охватывавшего все области современной ему культуры (логику, поэтику, риторику, социологию, политику, физику и метафизику). На самом деле, прародителем Тривиума и Квадривиума можно назвать самого Аристотеля (хотя он и не пользовался этими терминами): «…уже у Аристотеля грамматика, логика, диалектика и риторика понимаются как единое целое, как постепенное конструирование мыслительно-языковых принципов».[11]

Возвращаясь к нашим изысканиям в области трактовки терминов «классика» и «классический», мы можем сказать, что для средневековых схоластов «образцовыми» авторами были уже не столько античные мыслители и писатели, сколько мыслители и писатели христианские – отцы Церкви, и, безусловно, корпус текстов, входящих в Священное Писание, или Библию. То есть, все Свободные искусства средневековых учебных заведений были посвящены, на самом деле, одной цели – Богопознанию. Преподавание в средневековых университетах и крупных школах велось на латинском (на Западе) и на греческом (на Востоке) языках, поскольку только на них физически существовали все образцовые («классические») тексты и, соответственно, только эти языки были достаточно лексически и синтаксически богаты для того, чтобы владеющие ими могли обсуждать эти тексты, спорить и общаться друг с другом на должном уровне умственной культуры.

Вот на этом моменте хотелось бы сделать акцент: изучение древних языков средневековыми схоластами не имело целью простое погружение в «классическую филологию» и совершенствование литературного стиля. Смысл изучения латинского и греческого языков был совершенно другим: эти языки формировали у их носителей совершенно иной «менталитет», позволяющий оторваться от мирского и воспарить в духовные сферы, приобщившись к «вечному сиянию чистого разума». Таким образом, много столетий древние языки выполняли роль универсальных языков познания как такового. Они были образцовыми «языками знания», языковым «ключом» ко всему богатству существовавшей в те времена интеллектуальной традиции. Не зная латынь или греческий, было невозможно знать хоть что-либо, более возвышенное, чем устное народное творчество (фольклор).

Но при этом совершенно очевидно, что такое погружение в особый, сакральный язык философии и теологии не могло не подразделяться на стадии, которыми и являются три Свободных искусства Тривиума, а именно, на грамматическую, диалектическую и риторическую. На первой, грамматической, студент осваивал азы – то есть учился говорить и читать на латыни (греческом), запоминал слова и синтаксические конструкции из классических текстов – в основном, разумеется, наизусть.

Важно понимать, что такое «механическое заучивание» было связаны вовсе не с одной только дороговизной книг и тетрадей, но с тем ускользающим от нас моментом, что запоминанию наизусть в древности и в средние века придавался сакральный смысл, который достаточно глубоко проанализирован в «Искусстве памяти» Ф. Йетса[12]. В частности, с точки зрения средневековых авторов, плохая память — это следствие грехопадения, и ее развитие — это необходимая часть упорядочивания мышления ради восхождения к истине. К примеру великий средневековый философ и ученый-универсал Альберт Великий (Альберт фон Больштедт), соглашаясь со своими античными предшественниками, писал, что memoria, intelligentia и providentia[13] (память, способность различать и понимать, способность предвидеть или предугадывать на основании известного) – это части добродетели благоразумия, то есть без развитой и упорядоченной памяти благоразумие вообще невозможно.

Кстати, такое же отношение к памяти и запоминанию господствовало и в византийском образовании, причем «образцами» для изучения и там служили далеко не только тексты Писания и Святых Отцов, но и произведения античных авторов, например, Гомера. Профессор Джудит Херрин в своей недавно вышедшей на русском языке книге «Византия. Удивительная жизнь средневековой империи» пишет:

Византийская система образования всегда оставалась классической, основанной на семи свободных искусствах античности: слова (грамматика и риторика), мышление (логика) и числа (арифметика, геометрия, астрономия, гармония). Философская дискуссия оставалась определяющей во всей программе, хотя только «продвинутые» студенты изучали тексты Платона и Аристотеля. Дети начинали с букв и учились писать алфавит на восковых табличках или грифельных досках. От басен Эзопа они переходили к упражнениям, основанным на «Искусстве грамматики» Дионисия Фракийского (грамматик II в. до н. э.). Они учили наизусть поэтические произведения, по большей части эпос Гомера. В среднем они могли запомнить и понять 30 строк в день, так что их прогресс в Илиаде, где больше 15 тыс. строк, вероятно, считался медленным. После поэзии и грамматики подросток был готов приступить к риторике. Он учился говорить и делать свои речи убедительными, используя короткие модели текстов (progymnasmata) Афтония Антиохийского и более поздние труды. Студенты читали речи Демосфена и Либания и практиковались в произнесении речей по особым случаям, таким как императорская свадьба. Все это предшествовало изучению математических наук и философии, проходившему обычно в столице.
Эта программа обладала большой силой. Ей следовали без существенных изменений в V–XV вв. Она обеспечивала воспитание образованных византийцев, имевших надежную базу знаний, основанную на греческих принципах, с добавлением христианских учений и теологии. Как объяснял своим сыновьям Кекавмен, военный‑самоучка XI в., Библия полна полезных историй и нравоучений. Кекавмен, как и большинство высокопоставленных чиновников, понимал важность совмещения светского образования с глубоким уважением к христианской вере. Служители церкви отвечали тем же и уделяли повышенное внимание получению хорошего мирского образования, необходимого для обсуждения теологических проблем. Документы VI Вселенского собора 680–681 гг., к примеру, показывают изощренную процедуру сличения оригиналов христианских источников с авторизованными копиями в библиотеке патриархии. Высокий уровень грамотности и интеллектуальных достижений священнослужителей позволял Византии эффективно отстаивать свои теологические принципы[14].

Кстати, тут стоит особо отметить, что греческий язык, изучавшийся в школах Византии, не был «родной речью» учеников – это был классический древний язык, язык античных авторов, в том числе Гомера и неаттических (писавших на отличных от аттического диалектах) классиков, весьма малопонятный необразованным слоям населения. Не случайно в Византии церкви и монастыри, фактически, брали на себя задачу сохранения не только христианской, но и эллинской языческой книжности.

Как видим, и Свободные искусства Тривиума, и упражнения памяти и запоминание большого объема текстов занимало одинаково важное место в системе образования всего христианского мира – и на Западе, и на Востоке. Это не случайно. Да, в православной святоотеческой литературе мы находим не так много подробных текстов о значении памяти в общеинтеллектуальном отношении – ведь в центре ее внимания была обычно духовная, молитвенная жизнь. Тем не менее, в ней нередки упоминания о грехе забвения. Архимандрит Клеопа (Илие), излагая представления Святых Отцов, называет забвение «первым грехом рациональной части души»[15], ведущим к холодности в молитве. «Будь особенно внимателен к себе, чтоб не овладело тобою забвение», — учил преп. Ефрем Сирин. «Оно <забвение> сильнее всех помыслов, и есть родительница всего худого, и разорительница того, что каждый час созидает в себе человек», — говорил прп. авва Исаия.

Здесь, конечно же, речь идет о забвении Бога, Его благодеяний. Но правда в том, что забвение о Боге, как и памятование о Боге относятся к рациональной части нашей души, в духовной и в интеллектуальной жизни мы тут используем одну и ту же способность нашего разума. Если человек не воспитывает свою память и не направляет ее на благое содержание, она наполняется неупорядоченными чувственными впечатлениями, разрушительным, страстным содержанием, и приводит все наши разумные силы в упадок и разорение. В духовной жизни это, конечно же особенно опасно, здесь за забвением «следуют неведение, нерассудительность, нерадение, неблагодарность за благодеяния Божии и ближнего, неразборчивость, неправоверие, хула, безумие, ересь и другие» (архимандрит Клеопа). Но и в других, более земных сторонах нашей разумной жизни последствия греховного беспамятства, «слабой памяти о добром» могут быть крайне дурными.

Однако довольно про «тупую механическую зубрежку» — вернемся к другим аспектам Тривиума.

Освоив «грамматику» (которая тогда состояла отнюдь не из системы правил, описывающих язык, а из постижения самих грамматических объектов – слов, словосочетаний и выражений античных и христианских авторов), ученик переходил на следующую ступень, где тот же материал изучался уже на новом уровне понимания – диалектическом (логическом), в его взаимосвязях и/или противоречиях между его частями.

Кстати о следующей стадии. Она не обязательно была логической. В некоторых школах (Тривиум преподавался и в школах начальной ступени) и университетах следующей ступенью могла быть риторика. Концепция Тривиума, как и концепция классического образования, также не была монолитной и единой во всем «пространстве-времени» средневековой интеллектуальной традиции.

Как бы то ни было, каждое из Свободных искусств было вовсе не отдельным «предметом» в современном понимании – а именно новым уровнем осмысления и усвоения одного и того же материала – корпуса «классических» текстов. На каждом уровне мышление студента поднималось на новую ступень познания. Несомненно, если бы схоластическое образование ограничивалось механическим зазубриванием классических текстов, мы бы не имели ни возвышенной средневековой литературы, ни классических памятников богословской мысли, ни, тем более, современной науки.

Все это стало возможным только благодаря тому, что средневековые ученики-«схоласты» последовательно развивали и преобразовывали свое мышление при помощи трех универсальных инструментов познания – грамматики (заучивания и овладения основами), диалектики (рассуждения) и риторики (выражения).

Что касается Квадривиума, то нам вполне понятно, почему такие искусства, как математика, музыка и астрономия, могли быть постигнуты только после освоения Тривиума: теперь студент или школяр уже владел языком и собственным мышлением в достаточной степени для того, чтобы рассуждать о материях наиболее абстрактных и полностью относящихся к области «чистого разума». В этом смысле средневековая математика сильно отличалась от математики античной, которая была наукой вполне прикладной. Арифметику и геометрию как Свободные искусства изучали вовсе не для того, чтобы считать деньги или измерять земельные участки. В Квадривиуме число (или «мера») представало как предмет созерцания в чистом виде (арифметика), число в протяженности в пространстве (геометрия), число в изменении во времени (музыка), и, наконец, число в пространственно-временном движении (астрономия). На этапе Квадривиума происходило очень детальное оттачивание аппарата «чистого мышления» на пути или к естественным наукам (где это все играло роль необходимого инструмента мысли и познания – ведь Бог, как учит Священное Писание, творя мироздание «все расположил мерою, числом и весом» — Прем. 11,21) или к метафизике и высокой теологии, где от автора требовался наиболее высокий уровень правильного абстрактного (то есть восходящего «ввысь» от конкретной, тварной сферы) мышления[16].

Однако Квадривиум, в отличие от средневекового Тривиума, не является предметом нашего рассмотрения (по какой причине – поясним чуть позже), поэтому мы его на некоторое время оставим. Сейчас же хотелось бы ответить на еще один важный вопрос: откуда мы взяли вышеописанную реконструкцию учебного процесса в «образцовом» средневековом учебном заведении? Почему мы не сослались ни на один классический текст?

Ответ прост: для самих участников процесса этот метод был очевиден, они его не осознавали и, уж конечно, не описывали. Современная медиевистика, к примеру, школа «Анналов» (М. Блок, Л. Февр и др.), и другие представители интеллектуальной культуры, обращенной к научной традиции Средневековья (в первую очередь – та же Д. Л. Сейерс и представители оксфордского кружка «Инклинги») убедительно показали, что бессмысленно искать прямое изложение такого рода метода непосредственно в классических средневековых текстах как таковых – образованные люди того времени жили и дышали этой интеллектуальной парадигмой, а не описывали ее. Ясно, что она пересекается с общими принципами христианского мышления — взглядом на сотворенный Богом мир как на иерархическое, упорядоченное, целостное, универсальное тварное бытие, т.е., как на Универсум. Всегда, когда современный человек пытается постичь суть этого метода – он осуществляет реконструкцию. Однако эта реконструкция может быть грубым упрощением, какое мы находим, к примеру, в редукции средневековой схоластики до зазубривания «трех предметов» критиками эпохи Просвещения, а может быть уважительным проникновением в самую суть — что мы и находим в эссе Д. Л. Сейерс «Утраченные инструменты учебы».

Прежде чем говорить об этом эссе, обратим внимание на год его написания: 1947. В своем эссе Сейерс подвергает критике систему образования, сложившуюся уже после краха традиционной для предыдущих веков системы классического гуманитарного образования, которое было описано в предыдущем разделе. И в эссе мы находим ответы, ПОЧЕМУ эта система потерпела крах: именно потому что утратила (вернее — отвергла) методы классического христианского образования. В гуманитарной системе образования, антагонистичной средневековой схоластике, и были утрачены классические инструменты учебы, инструменты познания, инструменты «гимнастики ума»; утрачен тот самый Тривиум, о котором мы уже так долго говорим (и будем говорить еще какое-то время).

В своей программной речи Дороти Сейерс предложила весьма убедительную реконструкцию метода христианского классического образования, которая очень хорошо объясняет, в чем кризис образования современного, т.е. осуществляемого только на родном языке, основанного на изучении многочисленных «предметов», приближенного к «практике», но отчего-то все равно оторванного от реальности.

Также реконструкция Тривиума, предпринятая писательницей, вполне объясняет, почему средневековое образование давало столь высокие культурные результаты на своих вершинах. При этом для нас, как для практиков семейного образования, важно, что Сейерс реконструирует методы христианского классического образования — грамматику, диалектику и риторику — не абстрактно-исторически, а применительно к условиям нового времени, и, что самое важное, – применительно к образованию современных детей, и с опорой на сенситивные периоды развития их когнитивных способностей (об этих периодах, хоть и не в такой формулировке, писал, к примеру, Жан Пиаже, с работами которого Дороти Сейерс вполне могла быть знакома).

Эссе «Утраченные инструменты учебы» живо и наглядно показывает, что на каждом таком этапе один из методов доминирует и преобладает, а возраст ребенка просто естественно соответствует особенностям, ему свойственным. В «грамматике» любого предмета – освоении его «языка знания» — нужно много запоминать и воспринимать как факт – и это действительно соответствует раннему школьному возрасту. Все родители, внимательно относящиеся к своим детям, прекрасно знают, что логическое мышление ребенка в этом возрасте тоже подражательно (не случайно именно на подражании основаны все традиционные народные педагогические подходы в обучении детей этих лет искусствам и ремеслам). Конечно, это вовсе не означает, что ребенок способен в данном возрасте только что-то запоминать и не может рассуждать. Этого Сэйерс не утверждает (как не предполагают этого и участники «Классических бесед»). Она лишь указывает на то, что в развитии мышления современного ребенка, как и в развитии мышления средневекового школяра, точно так же присутствуют этапы, по которым он, как по лестнице, «взбирается в духовные высоты».

Точно так же ему сперва нужно овладеть «грамматикой» познания – то есть, необходимым лексическим и понятийным минимумом в разных областях знания. Точно так же затем нужно овладеть логикой: связать все эти слова и понятия между собой правильным образом, чтобы сделать свои доводы понятными другим и, в свою очередь, научиться понимать чужие доводы. И наконец, точно так же ему нужно научиться выражать свои мысли и чувства при помощи усвоенных ранее грамматических и логических приемов. К счастью, современным детям нет необходимости овладевать всеми этими методами при помощи древнего языка, поскольку современные языки обладают высокоразвитыми и утонченными лексической и синтаксической системами. Однако древние языки, безусловно, оказывают на мышление наших детей дополнительное дисциплинирующее влияние, известное еще адептам классического гуманитарного образования. Поэтому современный метод классического христианского образования обязательно связан с изучением древних языков (от одного до трех) и чтением классических христианских и античных источников в оригинале.

Реконструкция Д. Л. Сейерс послужила серьезным стимулом для очень многих практиков образования, став той моделью, на которой они начали строить реальный учебный процесс. И этот учебный процесс– по сути метода – преемственен средневековой классической христианской модели, он стоит на тех же основных столпах — но конечно же, он не является воспроизведением всей формы и всего содержания средневекового Тривиума — это было бы абсурдно.

Поэтому современный Тривиум строится на извлечении из разных областей знания «строительного материала» для последующей «обработки» при помощи того или иного «инструмента учебы». Именно поэтому в эссе Сейерс описан современный Тривиум, но не Квадривиум: Свободные искусства, когда-то изучавшиеся на высшей ступени образования седобородыми мужами, сейчас уже не представляют сложности для усвоения детьми, причем усвоения при помощи все тех же «тривиальных» инструментов – грамматики, логики и риторики.

Как и во все времена существования и развития классического образования, современное классическое христианское образование уделяет огромное внимание текстам, особенно классическим, «образцовым» (включая сюда и произведения древних авторов, вошедших в сокровищницу христианской европейской культуры). Более того, оно позволяет убедительно ответить на вызовы интеллектуальных заблуждений постмодернизма. Постмодернизм (Ж. Деррида) видит «мир как текст», который необходимо подвергнуть «деконструкции», разрушению, избавляясь от «логоцентризма» — опоры на центральный элемент любого текста, включая и «текст» мироздания. Образованный классически христианин идет совершенно иным путем. Он осознает, что мир действительно является своего рода «текстом» — ибо Бог сотворил его Своим Словом, и само творение поэтому становится своего рода «книгой Откровения», где «невидимое Его, вечная сила Его и Божество, от создания мира через рассматривание творений видимы» (Рим. 1,20). Для него мир, безусловно «логоцентричен» — ведь подлинным центром всего творения является воплощенное Слово-Логос, второе Лицо Пресвятой Троицы, Господь Иисус Христос. Поэтому через слово юный христианин призван восходить к Слову, через человеческий текст – к познанию «текста» сотворенного мира.

Современное классическое христианское образование основано на главном Образце – Слове Божьем во всем богатстве Священного Писания и Священного Предания Церкви. Оно учит видеть мир как Текст, написанный Главным Автором, который для нас, пусть и в несовершенном человеческом переводе, как бы звучит на «разных языках» – на языке филологии; на языке математики; на языке музыки, изобразительного искусства, истории, естественных наук – на всех тех «языках», или «знаковых системах», которые испокон веков используются человечеством для описания Божьего Творения во всей его величественной универсальности.

На грамматическом этапе в программе «Классические беседы» детьми с 4 до 11 лет изучаются «Основы» этих языков: интервальный счет, лежащий в основе 4 арифметических действий и связанных с ними базовых математических законов; объекты грамматики разных языков (в узком смысле) и связанные с ними лингвистические понятия; исторические события и связанные с ними хронологии; географические объекты, естественнонаучные классификации и законы и, наконец, музыкальные и художественные ритмы, мотивы и направления. Все эти «Основы» и образуют в сознании ребенка универсальную картину мира, сотворенного Словом Божьим – для того, чтобы он имел возможность логически связывать и риторически осваивать эту картину мира на последующих этапах обучения. Ну а далее, когда картина мира уже сформирована и ребенок, возрастая физически, уже освоил эту картину мира всеми доступными ему методами – тогда он готов для более детального изучения частных и конкретных предметных областей в современном их понимании.

В 9 лет дети начинают глубокое изучение курса «Ключи», включающего серьезный диалектический курс русской грамматики и курс «Мастерской структуры и стиля русской речи», где даются в очень доступной форме эффективные инструменты грамотного, красивого и ясного изложения своих мыслей. Группы «Классических бесед» уровня «Ключи» занимаются уже 2 года в тестовом режиме и желающие могут направить заявки нашим директорам на сайте www.КлассическиеБеседы.рф. С 12 до 18 лет дети изучают 6 годовых программ «Вызов» (Вызов Альфа, Вызов Бета, Вызов I, II, III, IV). На еженедельных встречах они оттачивают мастерство диалектики и риторики, через дискуссии (глубокие беседы) на материале основных предметных областей. В России первые группы по программе «Вызов Альфа» начнут работать в сентябре 2018 года (директора КБ принимают сейчас предварительные заявки на эти группы). Также в разработке прекрасные учебники по логике, биологии, химии, физике и математике, описывающие окружающий мир исходя из христианского мировоззрения и с учетом последних достижений науки.
Программы «Вызов» соответствуют этапам средней и старшей школы и дети, их прошедшие, вполне готовы и к государственной итоговой аттестации, и к продолжению образования в любом государственном или частном высшем учебном заведении любой страны мира. О высокой эффективности существующей уже 20 лет программы «Классические беседы» свидетельствуют результаты американских выпускников, успешно поступающих в лучшие ВУЗы.

Уже более 400 детей в 27 городах России, Украины и Белоруссии успели увидеть разницу между обучением по обычному школьному методу, и по программе «Классические беседы», предлагающей новое осмысление именно классической образовательной модели, насчитывающей около 2,5 тысячелетий истории. Мы надеемся, что нашим читателям теперь стала более ясна суть того, что стоит за понятием «классическое образование» и как мы его понимаем в программе «Классические Беседы».
Amor magister optimus.

Kristina92
Сообщений в теме: 1
Всего сообщений: 20
Зарегистрирован: 17.02.2018
Вероисповедание: православное
Образование: среднее специальное
Ко мне обращаться: на "вы"
Re: Образование за рубежом

Сообщение Kristina92 » 18 фев 2018, 12:24

И сколько стоит это все?

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • ВУЗовское образование
    Марфа » 03 ноя 2012, 17:45 » в форуме Православное образование
    130 Ответы
    8703 Просмотры
    Последнее сообщение Марфа
    29 мар 2018, 02:10
  • Семейное образование
    Марфа » 27 ноя 2016, 21:45 » в форуме Православное образование
    200 Ответы
    7186 Просмотры
    Последнее сообщение Агидель
    05 сен 2018, 12:45
  • Где получают духовное образование
    antoniy86 » 17 май 2009, 16:39 » в форуме Православное образование
    35 Ответы
    6274 Просмотры
    Последнее сообщение Агидель
    18 июл 2018, 18:34
  • Дошкольное образование.Как его организовать?
    lobanova » 22 дек 2010, 21:11 » в форуме Воспитание детей
    32 Ответы
    5800 Просмотры
    Последнее сообщение mashuta4
    26 дек 2016, 16:28
  • Среднее образование будет платным
    Андрей Р » 26 апр 2010, 12:51 » в форуме Общество и политика
    25 Ответы
    13665 Просмотры
    Последнее сообщение Кира
    16 фев 2011, 15:19

Вернуться в «Православное образование»