Православная семьяНазидательные истории и притчи

Что есть православная семья? Теория и практика

Модератор: Солнышко

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 05 янв 2018, 20:14

Рождественское письмо



Это было несколько лет тому назад. Все собирались праздновать Рождество Христово, готовили елку и подарки. А я был одинок в чужой стране, ни семьи, ни друга; и мне казалось, что я покинут и забыт всеми людьми. Вокруг была пустота и не было любви: дальний город, чужие люди, черствые сердца. И вот в тоске и унынии я вспомнил о пачке старых писем, которую мне удалось сберечь через все испытания наших черных дней. Я достал ее из чемодана и нашел письмо моей покойной матери, написанное двадцать семь лет тому назад. Какое счастье, что я вспомнил о нем! Пересказать его невозможно, его надо привести целиком.

«Дорогое дитя мое. Ты жалуешься мне на свое одиночество, и если бы ты только знал, как грустно и больно мне от твоих слов... Видишь ли, человек одинок тогда, когда он никого не любит. Потому что любовь вроде нити, привязывающей нас к любимому человеку. Так ведь мы и букет делаем. Люди — это цветы, а цветы в букете не могут быть одинокими. И если только цветок распустится как следует и начнет благоухать, садовник и возьмет его в букет.

Так и с нами, людьми. Кто любит, у того сердце цветет и благоухает; и он дарит свою любовь совсем так, как цветок свой запах. Но тогда он и не одинок, потому что сердце его у того, кого он любит: он думает о нем, заботится о нем, радуется его радостью и страдает его страданиями. У него и времени нет, чтобы почувствовать себя одиноким или размышлять о том, одинок он или нет. В любви человек забывает себя; он живет с другими, он живет в других. А это и есть счастье.

Я уж вижу твои спрашивающие голубые глаза и слышу твое тихое возражение, что ведь это только пол-счастья, что целое счастье не в том только, чтобы любить, но и в том, чтобы тебя любили. Но тут есть маленькая тайна, которую я тебе на ушко скажу: кто действительно любит, тот не запрашивает и не скупится. Нельзя постоянно рассчитывать и выспрашивать: а что мне принесет моя любовь? а ждет ли меня взаимность? а может быть, я люблю больше, а меня любят меньше? да и стоит ли мне отдаваться этой любви?.. Все это неверно и ненужно; все это означает, что любви еще нету (не родилась) или уже нету (умерла). Это осторожное примеривание и взвешивание прерывает живую струю любви, текущую из сердца, и задерживает ее. Человек, который меряет и вешает, не любит. Тогда вокруг него образуется пустота, не проникнутая и не согретая лучами его сердца, и другие люди тотчас же это чувствуют. Они чувствуют, что вокруг него пусто, холодно и жестко, отвертываются от него и не ждут от него тепла. Это его еще более расхолаживает, и вот он сидит в полном одиночестве, обойденный и несчастный…

Нет, мой милый, надо, чтобы любовь свободно струилась из сердца, и не надо тревожиться о взаимности. Надо будить людей своей любовью, надо любить их и этим звать их к любви. Любить — это не полсчастья, а целое счастье. Только признай это, и начнутся вокруг тебя чудеса. Отдайся потоку своего сердца, отпусти свою любовь на свободу, пусть лучи ее светят и греют во все стороны. Тогда ты скоро почувствуешь, что к тебе отовсюду текут струи ответной любви. Почему? Потому что твоя непосредственная, непреднамеренная доброта, твоя непрерывная и безкорыстная любовь будет незаметно вызывать в людях доброту и любовь.

И тогда ты испытаешь этот ответный, обратный поток не как «полное счастье», которого ты требовал и добивался, а как незаслуженное земное блаженство, в котором твое сердце будет цвести и радоваться. Подумай об этом и вспомни мои слова, как только ты почувствуешь себя опять одиноким. Особенно тогда, когда меня не будет на земле. И будь спокоен и благонадежен: потому что Господь — наш садовник, а наши сердца — цветы в Его саду».

image.jpg
image.jpg (23.68 КБ) 685 просмотров
Философ И. А. Ильин
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Реклама
Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 20 фев 2018, 23:15

monah.jpg
monah.jpg (34.26 КБ) 620 просмотров

Игумен N Сокровенный Афон


Глава 13. “Стена непослушания”


Припоминаю поучительную историю, которую мы услышали в нашем русском Пантелеимоновом монастыре, она наглядно показала нам, что означает непослушание, особенно для монаха… Как-то один из братии подвел нас к южной стене Успенского храма.

— Вот это, — сказал он, — стена непослушания.

Перед нами возвышалась светлая, бархатистая на вид стена, сложенная из каменных блоков-кирпичиков цвета золотистой охры [13]. Это натуральный цвет известняка, который здесь используют для кладки стен. Храм не оштукатурен, и природный камень придает ему особое благородство. У нас, конечно, сразу возник вопрос, почему эта стена так необычно называется.

— Видите, внизу стены, почти у земли, черные, будто закопченные камни?

Действительно, там, куда указывает монах, горизонтально, почти у самой земли тянется широкая — сантиметров 50 — черная полоса длиною два метра. От ее восточного конца взметнулся почти до самой крыши черный узкий “столб” копоти.

— Отчего же стена так странно почернела? — спросили мы у нашего провожатого, и в ответ он поведал нам удивительную историю.

Сравнительно недавно, в конце ХIХ века, игумен Пантелеимонова монастыря должен был однажды надолго отлучиться с Афона по монастырским делам. Перед отъездом он поручил управление эконому — ему предстояло, помимо дел управления, отстроить больничный корпус, который игумен благословил возвести внутри монастырских стен. Отец-эконом происходил из очень богатого дворянского рода. Значительные суммы из фамильного капитала он вкладывал в строительство монастыря, а потому, вероятно, полагал, что игуменское благословение для него не столь обязательно, как для других братьев. Когда игумен уехал, эконом решил, что более целесообразно строить корпус не внутри монастыря, а снаружи, у самого берега моря. И — надо отдать должное его организаторскому таланту — в короткий срок он возвел пятиэтажное здание Г-образной формы невероятных размеров. Его высота сопоставима с современным восьмиэтажным домом. Начиная со второго этажа и выше, весь корпус опоясывают просторные галереи на металлических столбах. Аналогичных построек не было и нет ни в одном другом афонском монастыре. На первом этаже корпуса впоследствии располагались различные мастерские: швейная, обувная, бочарная. Оборудование, покрытое толстым слоем пыли и мусора, накопившегося за десятилетия упадка обители, до сих пор лежит там, словно немое свидетельство былого расцвета и внезапного разорения монастыря.

От широкого портала монастырских ворот к больничному корпусу полого спускается береговая терраса, уставленная темно-зелеными свечами кипарисов. Не доходя пяти метров до стены здания, она неожиданно обрывается. С этой стороны можно попасть сразу на галерею второго этажа по железному мостику, переброшенному к зданию с обрыва террасы.

Паломников до сих пор поражают трехметровые потолки в беленьких светлых кельях, широкие коридоры, водопровод и современная канализация, построенные еще в начале ХХ века. В этом корпусе можно было поселить, вероятно, до тысячи монахов… А на последнем этаже — огромная больничная церковь под широкой зеленой луковицей-главкой. Дойти до нее, проковыляв немного по коридору, больной мог прямо из больничной палаты… Как видно, эконом очень старался, истратив на постройку много денег из своего личного состояния. Однако строил он все-таки вопреки благословению игумена, по своей воле, решив, что место, которое он выбрал — удобнее…

“Никогда с ним не примирюсь!”

Прошло немало времени, когда, наконец, вернулся в монастырь старец-игумен. Увидев новый больничный корпус, построенный вне стен монастыря, он очень огорчился. Вызвал отца-эконома.

— Как же так, брат? Ведь я благословил строить внутри монастырской ограды. А ты без благословения возвел больничный корпус снаружи, далеко от стены, да еще так близко к морю. Как же ты, будучи монахом, мог поступить столь нечестиво? Какой пример непослушания преподал всей братии! Ты же нарушил игуменское благословение! Понимаешь ли, отец, что это недопустимо?

Эконом, ожидая, вероятно, похвал, был смертельно уязвлен справедливым укором игумена.

— Ах, так, — закричал он, — тогда вы совершенно ничего не понимаете! Я старался ради общей пользы, я вложил туда все свои силы, вложил огромные средства, какое здание построил! А вы меня еще и ругаете!..

Накричал он на своего старца, обругал его, хлопнул дверью и ушел, затаив смертельную обиду. И сколько ни пытались братия их помирить — эконом не желал даже слышать об этом. Так и не примирился он с игуменом.

Настоятель уже тогда был глубоким старцем. Через некоторое время он заболел и понял, что приближается к смерти. Жалко стало ему эконома, и грустно, что его духовный сын питает к своему старцу столь сильную злобу, что не желает даже примириться. Тогда посылает игумен к нему братьев сказать: “Приди, чтобы нам помириться, ибо я уже при смерти”. Не желал старец, чтобы на душе брата оставался грех злопамятства, не хотел, чтобы эконом остался без прощения, поскольку он проявил не только непослушание, но и оскорбил игумена, до сих пор тая обиду и злобу на него. Но тот отвечал братьям:

— Не пойду к игумену! И никогда с ним не примирюсь! Не прощу ему обиду, потому что безвинно оскорбил меня за хорошее дело. И прощения у него просить не буду!

И вновь послал старый игумен братьев, но и на этот раз эконом отказался прийти. Старец мирно скончался, а непослушный эконом так и остался без примирения с ним, лишив себя игуменского благословения. Недолго он прожил после того и умер вскоре после настоятеля. Похоронили эконома у южной стены Успенского храма. И вдруг — странное дело! Видят братья, что часть стены почернела. Словно копотью покрылись камни вблизи могилы. Широкая черная полоса на стене храма, у самой земли, как бы повторила размеры могилы эконома, начинаясь против головы и кончаясь у ног покойника, откуда взметнулся вверх черный столб словно огнем опаленных камней! Что это такое? Почему светлые, золотисто-желтые камни вдруг почернели?! Все это казалось удивительным и непонятным.

На Афоне существует очень древний обычай: через три года после погребения останки монахов выкапывают и осматривают. Если кости — белого цвета, чистые, значит, умерший монах угодил Господу Богу. Если кости — желтые, значит, он сверх того был еще и подвижником высокой духовной жизни. Если же тело осталось нетленным, кожа светлая, а от мощей струится благоухание — это, без сомнения, святой человек. Бывают, однако, случаи, когда, вскрыв могилу, тело находят нетленным, но совершенно черным, издающим невыносимое зловоние. В последнем случае, как показал многовековой опыт, это означает, что монах умер, не покаявшись от всего сердца в тяжелых грехах, а потому не прощен Богом. Сожалея об ужасной участи, постигшей умершего, братья рассылают по всем монастырям, скитам и кельям Афона записки с просьбой о сугубых молитвах за скончавшегося в таком плачевном состоянии. Его останки снова закапывают в могилу, и весь Афон усиленно молится за него еще три года.

Когда же проходят и эти три года, могилу открывают вновь. И, как правило, за молитвы всех афонских братьев Господь все-таки милует нерадивого монаха. В этом случае находят одни лишь белые косточки. Слава Богу, значит, простил его Господь! Останки вынимают, на лобной кости черепа тушью пишут имя усопшего и кладут, как положено, на полку в “костнице” (специальное помещение под кладбищенским храмом). Очень часто могилы на Афоне используют многократно, т.е. после изъятия останков в них погребают других умерших братьев.

Бог не простил того, кто отказался прощать

Но иногда случается, что нетленные черные “мощи” даже после сугубых молитв всех афонитов не истлевают и продолжают смердеть. Велики, видимо, грехи умершего, не принимает Господь молитв афонских братьев, и тогда выбрасывают эти останки в море как можно дальше от берегов Святой Горы.

Итак, по прошествии трех лет, по обычаю, раскопали пантелеимоновские братья могилу отца-эконома и видят черный, смрадный, неразложившийся труп. Только тогда все поняли, почему почернела стена, рядом с которой он был похоронен. Казалось бы, сделал хорошее дело — такой великолепный больничный корпус с церковью отстроил! Но не принял этих трудов Господь. Вероятно, потому не принял, что усердие этого прекрасного организатора основано было не на выполнении послушания, а на тщеславном желании возвеличить свое имя в памяти всего Афона. Он преслушался игумена, а затем оскорбил его дерзостью. Смертельной обидой на старца он лишь раскрыл для всех глубину своей тщательно скрываемой гордыни. Наконец, он подтвердил свое беспредельное злопамятство упорным отказом просить прощения у настоятеля даже перед его смертью, когда тот дважды смиренно просил прийти к нему, чтобы взаимно проститься. Поняли тогда братья, что на нем сбылись слова Господа: “…прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш небесный простил вам согрешения ваши. Если же не прощаете, то и Отец ваш небесный не простит вам согрешений ваших” (Мк. 11:25-26).

Но что же делать?! Снова, как принято, закопали могилу и разослали по всем монастырям записки с именем несчастного отца-эконома. Три года за него молился весь Афон. Когда же окончился и этот срок, могилу вскрыли вновь, — а труп все такой же смердящий и черный. Однако братья решили все же сделать еще одну попытку умолить Господа и еще раз засыпали могилу эконома. Но вот ее раскопали в третий раз… Труп оказался все в том же состоянии. Видя это, новый игумен приказал отвезти останки подальше от берега и выбросить в море.

Бог не простил того, кто отказался прощать. Земля не приняла его тело. Даже молитвы многочисленных афонских праведников не смогли на этот раз изменить приговор Божий. У меня сохранилась фотография: место, где была могила эконома, отмечено невысокими кустиками, посаженными по всей длине. Напротив, на стене храма, черная полоса, а там, где были его ноги — черный “столб”, взметнувшийся до самой крыши.

Не так давно это было — в начале ХХ века, и в наше время еще жили монахи, которые помнили того эконома. Они недавно умерли, передав эту грустную повесть ныне живущим братьям.
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 26 фев 2018, 23:21

i-13961.jpg

У одного моего знакомого священника тяжело заболел крестный, и он поехал его навестить в больницу, а может, и проводить в последний путь – он тогда ещё толком этого не знал. Крестный был пожилым человеком и находился в тяжелом бессознательном состоянии в реанимации, лишь изредка приходя в себя.

Батюшка, увидев больного без сознания, растерялся: причастить его возможности не было. Вдруг к нему подошел врач, дежуривший в реанимации. Он обратил внимание на подрясник посетителя и спросил:

– Вы – священник?

Получив утвердительный ответ, обратился с просьбой пособоровать всех, кто на тот момент находился в реанимации. А там, кроме крестного, лежали двое: тяжелобольной пожилой мужчина в критическом состоянии и молодой парень-спортсмен, крайне неудачно сделавший сальто. Он повредил позвоночник и также находился в очень тяжелом состоянии. Священник спросил их:

– Вы будете собороваться?

Каким-то образом, знаками, они дали понять, что согласны – и батюшка пособоровал всех троих.

Когда на следующий день он пришел в реанимацию – никого из трех умирающих там не было. Когда батюшка с замиранием сердца спросил у врача, где больные, тот с удивлением воскликнул:

– Как это где?! Конечно, они переведены в общую палату, в терапию.

– Но как это возможно?!

– Я – человек нецерковный и понятия не имею, как это возможно и как вообще это работает. Вы – священник, вы мне и объясните, как это работает! А я знаю только одно: если умирающего человека пособоровать – то он либо умирает и больше не мучается, либо быстро идет на поправку.

Вот такая сила у Соборования! А ведь мы даже не всегда осознаем – к какому великому таинству мы прибегаем!

Священник Дмитрий Торшин
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 01 мар 2018, 18:00

Недавно у меня была история, которая меня очень порадовала. Пришел ко мне человек, который говорил, что не знает, как помириться со своим близким. Я ответил ему: «И я не знаю, но знаю Того, Кто знает…» Через некоторое время этот человек подошел со словами: «Вот вы мне тогда сказали, что не знаете ответа, но знаете Того, Кто знает. Я помолился и в тот же день помирился».

Понимаете, Господь – ответ. В Нем ответ, в личности Господа Иисуса. Поэтому так важно думать о Нем, знать, читать Его Слово. Не только слушать то, что нам про Него рассказывают другие, а слушать то, что Он сам нам говорит.

maxresdefault (1).jpg
maxresdefault (1).jpg (32.3 КБ) 592 просмотра
Священник Антоний Лакирев
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 02 мар 2018, 00:25

Страшное время наступило


Как апостол Павел говорит: «Наступят времена, когда люди потеряют стыд, когда люди будут братоненавистникими». Вот страшное время наступило, родненькие. Мы стяжаем зло и думаем, что стяжаем добро. А стяжать зло, собирать его и копить – это равносильно, что копить и набирать яд! По чуть-чуть, по чуть-чуть этот яд разлагает. Как болезнь – она сразу нас вроде бы не сильно беспокоит - ходим, а потом всё сильнее и сильнее, и уже разъедает нас. И страшно становится, мы уже не можем выдержать боли – нас режут. Представьте себе – дайте здоровое резать! Не дадимся! А когда боль такая страшная, когда она пронизывает всё существо наше, мы говорим: «Режь, врач! Режь, только помоги!» Даём и ногу отрезать, даём и опухоль вырезать, потому что от боли нет спасения!

И так, родненькие, когда грех проникает, он набирает силу в нас, и мы кричим: «Спаси!», мы кричим: «Помоги!». Но если болезни мы отвергаем, говорим: «Что угодно отрежьте, лишь бы живым быть!», то с грехом мы не расстаёмся. «Помоги», «спаси»! А продолжаем жить по-прежнему, мы продолжаем этим грехом тешиться и держать его!

Вот, вы знаете, такой разговор, как сегодня видим – Христа с праведниками, и Христа с грешниками – его же часто видишь. Его же часто видишь, когда люди на исповедь подходят. Подходит женщина на исповедь, смирилась, душа чистая, душа добрая. Человек молится, человек никому зла не делает, человек живёт – о матери беспокоится и за отца молится. А говорит что? «Батюшка, я такая грешная, что нет мне прощения! Вы не знаете, какая я грешная!» И смотришь на человека и видишь – то, что она делает хорошее, доброе, она не замечает. Она видит только то, что ей мешает: грех видит и отторгает его, уходит от него! А приходят люди, подходят к исповеди. «В чём каешься?» «А в чём мне каяться? Я – хороший! Я – добрый! Ни убийца, ни вор!» И начинается похвальба! Как на операционном столе, надо отдать себя врачу, так и здесь, на исповеди, надо сказать самое главное, что мешает тебе человеком быть. А человек даже здесь собой хвастается! Тоже недоумение, как вот те козлища: «Когда ж мы Тебя обижали, Господи?! Мы ж такие хорошие!» Знаете, в чём трагедия нашего времени? Трагедия нашего времени в том, что мы не понимаем, как мы живём! Мы все ослепли, но думаем, что мы прозрели!

Вспомним себя, когда мы были еще дитя, вспомним малое себя…. Мы видели столько вокруг неправды? Да ничего не видели! Но мы жили правдой Божией! А сейчас мы абсолютно всё видим: тот кривой, тот дурной, тот жадный, - всех вокруг судим. Всех вокруг судим! И нам кажется – мы такие хорошие, мы такие справедливые! А мы неправильный путь выбрали – путь суда, осуждения, клеветы, лжи. Услышим о ком-то плохое, тут же впитываем, как губка, тут же воспринимаем. Ни тени сомнения, ни на минуту сомнения нет!

А давайте задумаемся…. Если о нас кто-то будет говорить нехорошее, что мы скажем? «Этот человек меня знает, он скажет обо мне «этот человек не может такое творить!» Себе мы прощение позволяем. Но никогда мы этого не произносим! И вот судим всех вокруг! Себя не видим, родненькие! Себя не видим! Совсем себя не видим! Всё вокруг плохо – один я хорош! А мы ж просто целое: мы ж вот с этим плохим, мы туда входим и там, в этом зле, живём. Вот в этот момент, когда мы ругаемся, в этот момент, когда мы осуждаем, в этот момент, когда мы клевещем, думая, что мы говорим правду, убеждённые, что мы говорим правду, в этот момент надо на себя посмотреть. На себя посмотреть и сказать себе: «Что же я делаю?! Осуждая другого, я такой же самый! Я же в своё зеркало смотрю, я же в себя смотрю!»

Когда мы осуждаем, тогда себе всё возможно простить. Когда мы плохое видим, тогда ничего в себе плохого не увидишь. А как же добро делать? А как же человеком быть? Как же Господа согреть? Через кого мы Господа согреем, через кого мы Господа поймём, через кого мы Господа накормим, через кого мы Господа примем? Через ближнего - брата своего, сестру свою! Через ближнего своего! «Нас ради человек, и нашего ради спасения, сшедшего с Небес», - мы каждую службу поём. И в этот момент в Символе веры душа должна встрепенуться. Душа должна встрепенуться, родные! «Нас ради человек» - и тебя, и меня, и каждого из нас Христос стал человеком. Всемогущий Бог! Ради вот такого слабого, такого грешного, такого недостойного, ради тебя Он стал человеком. Бог стал человеком! Христос пришёл в мир для каждого из нас, для спасения каждого из нас! Почему же нам не хватает сил ради ближнего своего, ради хотя бы одного, стать человеком?!

Вот на Страшном Суде Господь спросит только одно. Только одно спросит: «Был ли ты человеком?» Или был тем, кто копит деньги? Или был тем, кто осуждает? Человек – это, знаете, что? Нам надо знать, что это. Человек – это тот, кто любит. Человек – это тот, кто в недоумении говорит: «Да, что ж я сделал такого?», когда согреет и накормит, и поймет, и выслушает, и простит – вот это и есть человек. Собака дрожит и хватается за своё…. Бросьте кусок хлеба собаке, и она его схватит. Бросьте второй кусок хлеба, если рядом другие собаки стоят, что произойдёт? Выпустит первый кусок хлеба и схватит другой, чтоб другим не досталось. У животных другой закон. Там сильный выживает! А мы же не так! Нам же Бог душу дал. У нас сильный тот, кто отдаст кусок хлеба! Ведь это так. И мы знаем - кто отдаст куртку, с себя снимет и согреет, кто временем своим поделится, кто себя не пожалеет – тот сильный. Тот, который гребёт и гребёт под себя – тот слаб. Такой человек боится, стены строит, сейфы покупает, в машину прячется – он слабый. А сильный – это тот, кто умеет отдать! Сильный – умеет накормить! Сильный - это тот, который пойдёт туда, станет под темницу и скажет: «Буду молиться, чтоб ты прозрел, чтобы вышел ты из этой темноты». Сильный – это тот, кто с больным будет.

Как страшно становится, когда мать слегла и из-под неё надо утку доставать, и когда её надо с ложечки кормить, и когда она капризничает. Многие ли выдержали это? Многие ли так мать проводили свою, чтоб не осудить её, за грудки не взять и не трясти: «Да когда ж ты замолчишь?» Многие ли её по головочке гладили, говорили: «Ты ж моя маленькая, ты ж моя хорошая!»? Мы боимся того, что спасёт нас – боимся заботы, боимся поделиться, а значит, боимся ближних. И как мы недоумеваем, хвастаясь собой, как мы недоумеваем, превозносясь собой, возносясь собой. Нам кажется – всё у нас хорошо! «Мы – не те пьяницы, мы – не те убийцы!» Нам кажется – Господь всё примет. «Мы – чистенькие, мы – добрые!» А вот надо недоумевать:«Господи, когда же я не доделал?» Надо задуматься. Не говорить «всё в порядке», а сказать Господу: «Прости! Покажи мне, вразуми меня!» Такое недоумение должно быть в душе нашей.

Страшный Суд. Этот жёсткий вопрос: «Был ли ты теплее солнца?» Да, человек – целый мир! Почему же солнце, такое бездушное, светит на всех? Всех согревает! Почему же мы, такие духовные, такие добрые, как мы в осуждении говорим «вот все плохие, я – хороший», почему же в нас тепла не хватает? Почему, как та вода, как тот источник течёт – хватает. Там и осёл придет - напьётся, и овца придёт и напьётся, и лошадь придёт и напьётся, и человек придёт и напьётся. Всем хватает воды у источника! А у нас ничего – «отойди, брат! Не до тебя сейчас!» Не дай Бог, кто-то сейчас позвонит, покой нарушит! Не дай Бог, кто сейчас в дверь постучит, попросит!

Вот так, родненькие, как земля та – её плугом режет землероб, и экскаватором, когда дорогу строят, срезают ее, а она терпит и хлеб даёт! Она – живая, земля! А не живее ли человек должен быть? Не живее ли? Или себя беречь: ни порежь, ни тронь, ни нарушь ничего? И вот, когда мы собираем этот яд - осуждение, вот эту самость, мы губим себя, теряем себя. Мы уже заранее себе ответ говорим, как мы ответим на Суде Божьем! Надменны, хвастаемся, превозносимся, жалеем себя, лучше других себя считаем…. Каков ответ будет? «Иди, вот туда по левую сторону». А если просто: «Господи, жизнь шла, жизнь прошла. Что я в заботах успел сделать? Всё по больницам, всё посещал, всё хлебом кормил, всё от плиты не отходил, всё убирал, всё на работе пропадал…. Не было, Господи, когда к Тебе обратиться. За что меня к Тебе? Ничего не заслужил». Господь скажет: «Иди, дитё. Иди дитё, потому что всё время заботился, о себе не думал и человеком стал. И пришел в меру – меру человеческую».

Вот и задача жизни нашей: стань, человек, человеком. Ни животным, которое всё только для себя, а человеком, который всё делает для Бога. А как для Бога? Просто. Как Он «нас ради человек», так и мы ради друг друга – люди. Ради каждого – человек, лицом к лицу, сердцем к сердцу, жизнь к жизни, любовью к любви. Простите и поймите! Любите! Аминь.

Родненькие, как же определить, что у нас и как? Ведь всё-таки перед Судом готовиться надо. А никак не определишь. Всегда надо, чтобы душа знала – «мало сделал» или «ничего не сделал». Должно быть недоумение о самом себе. И стараться делать и делать! Не останавливаться, не отчаиваться, а делать и делать. Нести крест. Любить. А вот тогда беда, когда в заслугу себе всё ставим. Вот тогда – беда! Вот тогда страшно! Когда перечисляем свои добродетели, когда возносимся. Будем же осторожны, родненькие. Не надо копить яд, не надо! А яд – это всё своё: деньги, самость, слава. Это – яд. А надо копить добродетели, но так копить, чтобы не мы считали, а чтобы Бог видел. А мы о себе ничего не значащие: пришли в мир от Бога – к Богу и вернуться надо.


getImage (2).jpg
getImage (2).jpg (47.11 КБ) 586 просмотров
Протоиерей Владимир Астахов. Проповеди
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 04 мар 2018, 19:10

СЫН МОЙ...


Придерживаясь рукой за перила, Сергей поднимался по лестнице, ведущей в храм. Миновав нищих, что стояли у входа, он перекрестился и вошел в церковь. Служба закончилась час назад, прихожане разошлись, и только женщина в черном платочке сидела за столом, принимая записки и продавая свечи. Особое состояние безлюдной церкви нравилось Сергею. Он чувствовал, как вековой покой входит в него, растворяя нервозность суетного мира, успокаивая и облегчая душу. Бывая на службах, исповедуясь и причащаясь, Сергей ощущал в себе состояние благодати, даруемое ему Господом. Это счастье сопричастности с Богом, приносило радость жизни. Но иногда хотелось покоя. И тогда он приходил в пустынную церковь, чтобы побыть здесь наедине с Господом, стараясь рассказать ему все. Бывало, собственная неготовность не давала возможности раскрыться полностью, и успокоение не приходило. Но это был поиск. Поиск самого себя. И Бога.

Подав записки и поставив к иконам свечи, Сергей подошел к большой иконе Спаса Нерукотворного. Перед ней, освещая лик Христа, горела лампада. Сергей поставил свечу. Каждый раз перед причастием, проходя перед этой иконой к чаше и, готовясь принять частицу Христа, он чувствовал в глазах слезы. Причастие вызывало душевный трепет. Сергей давно заметил, что в зависимости от своего состояния глаза Христа на иконе воспринимаются по разному. Добрые и прощающие, строгие и понимающие, внимательные и любящие - они растворяли в себе все, с чем приходил сюда Сергей.

Не громко хлопнула входная дверь, заставив Сергея обернуться. Женщина, убрав все со стола, вышла из храма. Свеча, что зажег Сергей, ярко вспыхнула от притока воздуха, осветив на мгновение лик Христа на потемневшей иконе. Сергей опустился на колени.

- Господи, - беззвучно произнес он, - снова я здесь, перед тобой. Мне некому рассказать все то, что со мною происходит. Кому - то я не могу рассказать об одном, кому – то о другом. Нет, я не одинок, есть семья, дети, много хороших людей вокруг, но только все равно выходит, что остаюсь единожды один. Я сам виноват, слишком долго искал в человеке Бога, не понимая, что найти его невозможно. Как бы хорошо к тебе не относился человек, в тот момент, когда он тебе особенно нужен, он не сможет полностью быть с тобой, у него своя жизнь, не понимая этого, я хотел найти такого человека, чтобы слиться с ним в одно, а это нереально.

А может, я слишком многого хочу для себя от других? Опять на первое место выходит любовь к себе? Не получается радоваться тому, что человек может тебе дать, и начинаешь требовать большего? Я уходил от одного человека к другому, не находя, снова искал, а может это был поиск Тебя? Пусть такой трудный и не понятный для многих, но ведь каждый приходит к Тебе по своему. Господи, как же нужен мне человек, которому я мог бы все рассказать! Разбираясь в себе, я понял – насколько болен грехами. Но знать, что ты болен – мало, надо понять, как излечиться, а вот этого я не знаю. Сижу теперь возле кучи намытого песка из грехов своих и не знаю, что делать дальше. Я нашел в себе много различных страхов, которые не дают мне быть свободным, но как от них избавиться? Больной человек далеко не всегда может вылечиться сам – ему нужен врач. Боже, помоги мне, прошу тебя. Ведь ты Отец наш, а мы твои дети, значит я сын твой, Господи и кого мне еще просить о помощи?..

Размытый слезами и освещенный неярким светом свечи лик Христа то отступал ненадолго, то проявлялся отчетливо. Раздался звук открываемой двери. Кто-то вошел в церковь. Сергей глубоко вздохнул, приходя в себя, вытер руками глаза и поднялся с колен. Он поклонился иконе, приложился к ней и пошел к выходу. На улице светило солнце, щебетали птицы, по воде озера бежала солнечная дорожка. Сергей присел на скамейку и закрыл глаза. Он чувствовал себя обессиленным и опустошенным, но душа была чиста и спокойна. Кто-то присел на скамейку рядом с ним.

- Сын мой, вдруг услышал он, - я готов тебя выслушать.

Сергей открыл глаза. Рядом с ним сидел настоятель церкви отец Александр и смотрел на Сергея с добротой и участием.

-Сын мой!- эхом отдалось в голове Сергея, - СЫН…


i-12600.jpg
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 07 мар 2018, 20:49

8633.jpg
8633.jpg (29.75 КБ) 563 просмотра
КАК ОТЕЦ ВАЛЕРИАН С ОСУЖДЕНИЕМ БОРОЛСЯ


После долгих зимних вьюг в монастырь пришла весна. Яркое солнце, мартовская капель, звонкое пение птиц – всё радует душу. Старенький схиархимандрит Захария на сугревке – на крылечке сидит, чётки перебирает, на солнышко жмурится. Братия дружно с крыш келий талый снег скидывают, дорожки песком посыпают.

Из трапезной уже доносится аромат грибного супа, скоро послушник Дионисий с колокольчиком побежит по обители, собирая иноков на трапезу. Хорошо!

Настроение у отца Валериана было радостное, он споро рыл канавку для отвода воды от храма и молился про себя, как и положено иноку. Обернулся на шум мотора и нахмурился: в монастырские ворота въезжал чёрный блестящий «Мерседес». За рулём сидел Вениамин Петрович, давний гость и благодетель монастыря.

Высоченный, выше и крупнее даже самого отца Валериана, росту которого могли бы позавидовать баскетболисты, Вениамин Петрович выглядел настоящим богатырём. Только был он какой-то вечно хмурый, суровый. Маленькие глазки смотрели на окружающий мир невозмутимо и даже надменно. Впрочем, может, эта надменность только чудилась отцу Валериану?

И вот сейчас инок почувствовал, как тускнеет радостное настроение и проворчал про себя:

– Какие люди – и без охраны…

Отец Захария на крылечке привстал, улыбается этому Вениамину как родному, благословляет, спрашивает что-то тихонько. А тот басит в ответ важно на всю обитель:

– Да, отче, из Цюриха только что прилетел… Да, вот в монастырь заехал…

Поздоровавшись со старцем, Вениамин Петрович отправился в храм. Важно прошествовал мимо инока, легонько головой кивнул – поздоровался, значит. Отец Валериан поклонился в ответ и почувствовал, как растёт раздражение: зачем этот Вениамин сюда ездит? В братской трапезной толком не ест – то ли брезгует, то ли после дорогих мирских деликатесов простая монашеская пища не нравится. В храме стоит – толком не перекрестится, на братию сверху вниз смотрит.

Успешен, богат – чувствует себя, видимо, хозяином жизни… Ну, летает по своим цюрихам этот успешный и богатый бизнесмен, и пускай дальше летает, что он в обители-то забыл?

Ещё старец его привечает… Это уж и вообще загадка… Привечает явно не из-за денег – кроме нескольких икон, духовных книг, да плетёнки под кроватью со сменой одежды – у отца Захарии богатств отродясь не водилось. Да и помнил хорошо инок, как старец не благословил принимать крупное пожертвование на обитель от одного известного политика из области: не всякие деньги монастырю на пользу.

В чём тут загадка, и за какие-такие достоинства отец Захария и настоятель монастыря игумен Савватий привечают Вениамина Петровича?

Отец Валериан тряхнул головой и напомнил себе слова преподобного Амвросия Оптинского: «Знай себя и будет с тебя». Ну вот, только осуждения ему, иноку, и не хватало! Да ещё так мгновенно он впадает каждый раз в осуждение при виде этого бизнесмена! Стал усиленно молиться, чтобы прогнать дурные помыслы и ещё быстрее заработал лопатой.

Но искушения, связанные с Вениамином Петровичем, на этом не закончились. Целый день этот самый Вениамин так и попадался на пути у инока.

На трапезе бизнесмена почему-то не было, зато, когда после обеда отец Валериан, как келарь, занимался подготовкой продуктов для дежурных трапезников на следующие несколько дней, тот появился и уселся за стол.

Послушник Дионисий, домывавший посуду, быстро поставил перед гостем тарелку грибного супа, положил на второе тушёную капусту, налил компот.

А Вениамин Петрович громко спрашивает:

– Брат Дионисий, рыбы нет? Так что-то рыбки хочется!

Отец Валериан даже перестал со своими крупами возиться, только что вслух не фыркнул: «Ишь, рыбки ему!» А Дионисий вежливо отвечает:

– Нет, Вениамин Петрович, сегодня рыбу не готовили.

Только он так сказал, как дверь в трапезную распахивается, заходит трудник Петр и вносит на чистом листе копчёного судака:

– Вениамин Петрович, тут ребята отцу Савватию рыбку приготовили, так он благословил вас угостить!

Бизнесмен снисходительно кивает и спокойно ест судака. Отец Валериан от удивления дар речи потерял. А тот доедает кусок рыбы и опять громко спрашивает:

– А пирожков нет? Сейчас пирожков бы!

Дионисий опять вежливо отвечает:

– Нет, Вениамин Петрович, не пекли пирогов сегодня.

Отец Валериан уже на дверь косится. И что вы думаете? Тут снова дверь открывается, и заходит послушник Петр с тарелкой, полной пирожков:

– Мама приезжала, пирожки привезла! Одному не справиться – налетайте, братия! Вениамин Петрович, угощайтесь, пожалуйста!

И Вениамин Петрович не спеша, с удовольствием, ест пирожки и компотом запивает.

Отец Валериан опешил. Думает про себя: «Это что ещё за скатерть – самобранка в нашей обители?! Прямо по щучьему велению, по моему хотению… За какие-такие заслуги?!»

В общем, сплошное искушение, а не Вениамин Петрович! Поел, встал, помолился, снисходительно кивнул братии, и пошёл себе из трапезной.

Отец Валериан свои дела келарские закончил и в храм отправился в очередь Псалтирь читать. У него очередь как раз перед Всенощной была. Читает он, значит, Псалитирь за свечным ящиком, а сам мыслями по древу растекается – всё ему бизнесмен представляется. Не выдержал инок такого искушения, прямо за ящиком на колени опустился:

– Господи, вразуми, избавь от искушения и осуждения!

Слышит – дверь открывается, а кто в храм заходит – из-за свечного ящика не видно. Только слышно – поступь тяжёлая. Прошёл человек вглубь храма.

Выглянул отец Валериан из-за ящика – а это опять Вениамин Петрович. Подошёл прямо к иконе Казанской Божией Матери – и на колени встал. Икона та – непростая, она явилась людям на источнике в восемнадцатом веке, в обители почитается как чудотворная.

Отцу Валериану теперь из-за свечного ящика и показываться неудобно, как будто он специально прятался. Не знает, что и делать. Смотрит за гостем, наблюдает: чего это он по пустому храму разгуливает, не дожидаясь службы? С добрыми намерениями зашёл ли?

А бизнесмен самоуверенный стоит на коленях перед иконой и молчит. Молчит, молчит, а потом вдруг всхлипнет громко – как ребёнок. А в пустом храме всё далеко разносится. И слышит инок, как Вениамин Петрович молится со слезами и повторяет только:

– Матушка… Матушка… Пресвятая Богородица… Ты мне как Мама родная! Прости меня дерзкого грешника… Недостойного милости Твоей… Ты знаешь, как я люблю Тебя, Матушка! Знаешь, что не помню я своих родителей… Один, совсем один на земле… Только на Тебя, на Твою милость уповаю и на Сыночка Твоего, Господа нашего! Матушка, а я вот подсветку для храма сделал, старался очень… Хорошо ведь с подсветкой будет… И отец Савватий благословил, разрешил мне пожертвовать на обитель… Прими, Матушка, в дар! Прими от меня, недостойного!

Отец Валериан густо покраснел и на цыпочках вышел из храма. Встал на дорожке, как будто он только войти в церковь собирается. Стоит, ждёт, когда можно вернуться будет, дальше Псалтирь читать. Стоит и чувствует – а он никогда сентиментальным не был – как дыхание перехватило и слёзы близко. Искренняя молитва, от сердца идущая, она ведь касается и того, кто слышит её.

Смотрит инок: старец Захария к храму тихонечко бредёт. Он всегда заранее на службу и в трапезную выходит, чтобы не опаздывать. Подошёл старец, только глянул на инока и словно всё понял о нём. Улыбнулся ласково. А потом говорит как бы сам с собой:

– Да… Вот уж служба скоро… Знаешь, отец Валериан, я иногда за собой замечаю… Часто я людей по внешнему виду оцениваю… Иногда думаю про человека: какой он самоуверенный да надменный… И за что его только привечают в обители… А Господь и Пресвятая Богородица зрят в самое сердце. Человек-то, может, к Пресвятой как ребёнок к родной Матери приезжает… От души на монастырь жертвует… И Она его утешает – ласкает, как младенца по голове гладит… Да… А я в осуждение впал…

– Отец Захария, простите, помолитесь обо мне!

Старец улыбнулся, благословил инока и положил ему на голову свою большую тёплую руку.

Из храма вышел Вениамин Петрович, как обычно сдержанный, суровый. Почтительно поклонился отцу Захарии, легонько кивнул отцу Валериану. И в этом лёгком кивке не было надменности. Просто небольшой дружеский поклон. И отец Валериан тоже дружелюбно поклонился в ответ.

А обитель потихоньку оживала: распахивались двери келий, слышались голоса братии – все собирались на Всенощную.

Ольга Рожнева
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 09 мар 2018, 23:29

КАК МОЖЕТ ТЫСЯЧА ЛЕТ ПРОЙТИ КАК ОДИН ДЕНЬ


Долго жил один монах в монастыре и всё спрашивал себя: «Как может пройти тысяча лет как один день?» Но в раю так прекрасно и там такое великое блаженство, что тысяча лет в нём кажется одним днём.

Монах тот был пономарём в храме и жизнь проводил высокую. Несколько лет он молился Божией Матери и говорил: «Матерь Божия, помолись Спасителю Христу, чтобы Он открыл мне, как тысяча лет проходит как один день? Ибо я знаю, что эти слова Духа Святого истинны». Три года молился он, и Бог показал ему это.

Однажды пономарь по окончании полунощницы остался в храме один и стал читать акафист Божией Матери. Ключи у него были в руке, а скуфейку свою он положил на клирос.

Вдруг в храм влетела птица и опустилась прямо на иконостас. И такой красоты была птица, какой в жизни сей никто не видывал. Пёрышки её переливались всеми цветами радуги, на голове торчал хохолок, глаза разглядывали всё убранство церкви. Каждое пёрышко её было сродни драгоценному камню.

Монах, увидев птицу, подумал: «Ой, поймаю-ка её! Хоть бы пёрышко взять у неё!»

Кинулся он к птице, а та взлетела и опустилась на пол, села в самой серёдке храма — прикидывалась, что не может лететь дальше. Монах — к ней. Только протянул руки, чтобы схватить её, как птица вылетела на паперть.

И опять, только он уже положил было руку на неё, как птица снова взмыла, но невысоко, и из церкви полетела на монастырский двор, потом села на забор. Когда монах кинул к забору, птица полетела в лес. Монах перемахнул через бор, твердя: «Господи, помоги мне поймать её!»

И только занёс уже руку над птицей, как она полетела на большую поляну. «Господи, не оставь меня. Хоть одно ее пёрышко взять бы!» Когда посреди поляны он бросился к птице, та взлетела на ель. Тогда монах заплакал: «Господи, я не достоин был взять хоть одного её пёрышка!» И всё глядел на птицу. «Господи, Господи, какая же это красивая птица! Я никогда не видел такой красивой птицы!»

И тут птица вдруг запела песню, какой он никогда не слыхивал на земле. Ведь это был Ангел в образе птицы, но монах не знал этого; и так он стоял и глядел на птицу, а та пела ему целых 355 лет.

Монаху казалось, что прошёл лишь какой-то час, и за всё это время он не состарился, не устал, ему не захотелось ни есть, ни пить, и никто не набрёл на него.

Потом птица улетела, а монах, увидев у себя в руках ключи от церкви, вспомнил: «Ой, горе мне, я и скуфейку свою не взял, и храм стоит открытый, пойду запру его». Пришёл он в монастырь с ключами от храма, но монастыря своего не узнал. Церковь выглядела иначе, и кельи стояли другие.

Он размышлял в себе: «Или я сошёл с ума, или это не наш монастырь». Зная, что отсутствовал он всего час с небольшим, пошёл монах к привратнику с ключами в руках. Привратник увидел седобородого старца с сияющим ликом и говорит ему:

— Благослови, отче! Какими путями к нам?

— Чадо, я иду запереть церковь.

— А откуда ты?

— Отсюда, из монастыря.

— А куда ты ходил?

— Да вот сюда я ходил, недалеко.

— Отче, но ты не из наших.

— Ты что, не узнаёшь меня, чадо, да я ведь монах такой-то, я пономарь и иду запереть церковь!

— Подожди, отче, я пойду доложу настоятелю.

А настоятель видел той ночью во сне откровение и трижды слышал голос: «Откройте ворота монастыря, чтобы вошёл голубь Господень!»

— Отче, тут пришёл один старый монах с сияющим лицом и говорит, что хочет запереть церковь, будто бы он пономарь.

— Отопри ему, чадо, ибо тут сокрыта великая тайна! Приходи с ним сюда, ко мне.

Когда они пришли, настоятель спросил его:

— Отче, ты узнаёшь меня?

— Нет.

— А монастырь узнаёшь?

— Уже не узнаю. Церковь узнаю, но она вроде уже не такая, какая была. У неё была другая крыша.

— А куда ты ходил, отче?

— Я ходил сюда недалеко, в лес.

Настоятель велел зазвонить в монастырские колокола и собрал в церковь всю братию, триста монахов. Затем поставил этого монаха посреди церкви, перед самым иконостасом чтобы все видели его, и спросил:

— Отче, ты узнаёшь кого-нибудь из всех этих монахов?

— Жив Христос, не узнаю никого! — отвечал он.

— А вы узнаёте этого монаха? — спросил настоятель монахов.

— Не узнаём, — ответили они.

— Отче, если ты говоришь, что ушёл час тому назад, то кто был настоятелем, когда ты уходил? — спросил тогда настоятель.

— Авва Иларион.

— А екклесиархом?

— Авва Амвросий.

— А экономом?

— Авва Кириак.

— Кто был ризничим?

— Авва Геронтий.

Тогда настоятель сказал:

— Великая тайна открылась среди нас. Позовите сюда монастырского архивариуса. — И сказал ему: — Иди принеси сюда монастырские архивы за последние несколько сотен лет и поищи, когда был такой состав монахов.

Искал он в записях пятидесятилетней давности, искал в столетних, искал в двухсотлетних и в трёхсотлетних тоже искал, но не обреталось таковых. И стал он искать ещё дальше и на монастырском чердаке нашёл какие-то ветхие, изъеденные червями летописи, которым было триста пятьдесят пять лет. И когда он стал читать: «такой-то, такой-то», то нашёл их.

— Отче, а когда ты вышел из монастыря?

— Должно быть, час тому назад с небольшим.

— Отче, а о чём ты, прежде чем уйти, молился Богу?

— Я молюсь долгое время и читаю молитвы Матери Божией, чтобы Спаситель открыл мне то, что Он говорит в Псалтири: Тысяча лет пред очами Твоими, Господи, как день вчерашний! (Пс. 89:5)

— Отче, ну вот Всесвятой и Преблагой Бог и исполнил моление твоей святости. Ты не хотел в это верить или даже поверил, но просто хотел убедиться в этом. Так вот, с тех пор как ты ушёл, прошло триста пятьдесят пять лет!

Старец тут заплакал. А настоятель говорит ему:

— Видишь, отец, что Бог явил тебе чудо, поскольку ты молился с верой? Если триста пятьдесят пять лет показались тебе одним часом, то веришь ли ты теперь, что тысяча лет пред Богом как один день?

— Верю, отче!

Тогда настоятель повелел священнику быстро облачиться. Тот принёс Святые Тайны и причастил старца на глазах у всех.

Старец принял Святые Тайны и сказал:

— Отцы, простите меня, я великое изумление навёл на вас.

Лицо его сияло как солнце. Потом он испросил у всех прощения и тут же в храме умер. И отошёл в рай, в те красоты, которых никто и никогда не может описать, ибо святой апостол Павел говорит: Чего око не видело и ухо не слышало и что на сердце человеку не всходило, то приготовил Бог тем, кто любит Его (1 Кор. 2:9).

Каковых красот да даст Благой Бог достигнуть и нам, молитвами Пречистой Его Матери и всех Его святых. Аминь


142916.b.jpg
Архимандрит Клеопа (Илие)
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 10 мар 2018, 21:43

«Для чистых все чисто» (Тит. 1, 15)


Когда-то я прочел рассказ о посещении угольных копей. У самого отверстия в шахту, где все было покрыто густою черною пылью, вырос чистенький, белоснежный цветок, которого пыль не коснулась нисколько. Посетители копи смотрели с недоумением на этот цветок, не веря своим глазам, и не могли понять причину такого странного явления. Один из углекопов взял щепотку черной пыли и посыпал ею цветок; ни одна частица не пристала к нему, все само собою слетело, и белые лепестки, такие же чистые, по-прежнему выглядывали из окружающей их черной пыли. Оказывается, что самое свойство этих тоненьких лепестков таково, что к ним ничего постороннего не пристает.

«Весь мир лежит во зле» (1Ин. 5, 19)! Мы вращаемся ежедневно среди греха и злобы, нравственная нечистота покрывает весь мир черной пылью, как густой завесой; она проникает повсюду и свирепствует с ужасающей силой. Но мы, верующие, призваны оставаться чистыми и среди всей этой грязи.

«Для чистых все чисто», – говорит апостол. Омытая Христом душа не должна касаться ничего нечистого; убеленная Господом и хранимая Им от греха, она должна, как тот цветок, оставаться чистою даже среди густого мрака мирского зла. Благодать Божия может совершить это чудо. Она может оградить душу человеческую от всякой нечистоты, соблюсти ее чистою, нетронутою среди греховного, порочного мира и не допустить над нею власти тьмы. Милостию Божие пусть ничто нечистое не коснется нас, и да будет одеяние души нашей «во всякое время светло» (Еккл. 9, 8).

cvety_belye_krupnyy_plan_fon_33685_1920x1080.jpg
cvety_belye_krupnyy_plan_fon_33685_1920x1080.jpg (35.12 КБ) 545 просмотров
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 10 мар 2018, 21:52

Одна семейная пара переехала жить в новую квартиру.

Утром, едва проснувшись, жена выглянула в окно и увидела соседку, которая развешивала на просушку выстиранное бельё.

— Посмотри, какое грязное у неё бельё, — сказала она своему мужу.

Но тот читал газету и не обратил на это никакого внимания.

— Наверное, у неё плохое мыло, или она совсем не умеет стирать. Надо бы её поучить.

И так всякий раз, когда соседка развешивала бельё, жена удивлялась тому, какое оно грязное.

В одно прекрасное утро, посмотрев в окно, она вскрикнула:

— О! Сегодня бельё чистое! Наверное, научилась стирать!

— Да нет, сказал муж, – просто я сегодня встал пораньше и вымыл окно.

Так и в нашей жизни! Всё зависит от окна, через которое мы смотрим на происходящее.

И прежде чем осуждать других, необходимо задуматься, насколько чисты наши сердца и намерения!

f76058d74c4ff9fe421fb9478e42849b.jpg
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 12 мар 2018, 19:47

Умирала одна праведная деревенская старуха и все просила дочь поехать за священником, чтобы причаститься. Но до церкви было очень далеко, стояла глухая зима, и дочь не ехала. И вот однажды ночью умирающая сказала внучке, девочке лет шести: «Дай попить». И, когда подали ковшик, то услышали пение: «Тело Христово приимите».

Отец Серафим (Батюгов) говорил: «Если негде будет вам причаститься, а вы будете чувствовать неотложность причащения, прочтите все положенное перед причастием «правило» и после этого отдайте себя на волю и усмотрение Божие».


sergey_fudel.jpg
sergey_fudel.jpg (27.01 КБ) 541 просмотр
Сергей Иосифович Фудель
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 23 мар 2018, 20:20

Red-Autumn-Leaf-1600x1280.jpg

ЗНАЕТ ТОЛЬКО БОГ


Пожилой мужчина с 25-летним сыном вошли в вагон поезда и заняли свои места. Молодой человек сел у окна.

Как только поезд тронулся, он высунул руку в окно, чтобы почувствовать поток воздуха и вдруг восхищённо закричал:

— Папа, видишь, все деревья идут назад! Пожилой мужчина улыбнулся в ответ.

Рядом с молодым человеком сидела супружеская пара. Они были немного сконфужены тем, что 25 летний мужчина ведёт себя, как маленький ребёнок.

Внезапно молодой человек снова закричал в восторге:

— " Папа, видишь, озеро и животные… Облака едут вместе с поездом!»

Пара смущённо наблюдала за странным поведением молодого человека, в котором его отец, казалось, не находил ничего странного.

Пошёл дождь, и капли дождя коснулись руки молодого человека. Он снова переполнился радостью и закрыл глаза. А потом закричал:

— Папа, идёт дождь, вода трогает меня! Видишь, папа?

Желая хоть чем-то помочь, пара, сидящая рядом, спросила пожилого мужчину: — Почему Вы не отведёте сына в какую-нибудь клинику на консультацию?

Пожилой мужчина ответил: — Мы только что из клиники. Сегодня мой сын первый раз в жизни обрёл зрение…

Невозможно судить о делах и поступках других людей, не обладая при этом всей полнотой знаний. Всей полнотой знаний обладает только Бог.

Поэтому — "Не судите, да не судимы будете!»
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 26 мар 2018, 08:05

Блаженный авва Зосима рассказал историю, которую он от кого-то слышал:

"Некогда один резчик по камню, из тех, кого называют кавидариями (ювелирами), взяв с собой драгоценные камни и жемчуга, вместе с помощниками своими взошел на корабль, чтобы отправиться торговать. Случилось же ему по домостроительству Божию, что он очень оценил и полюбил одного юнгу, который стал ему как слуга и отдыхал с ним, и принимал пишу с тех же блюд, что и тот (его господин). В один из дней юнга этот услышал, как матросы шепчутся и сговариваются друг с другом бросить кавидария в море, из-за того, что у него [драгоценные] камни. Юнга этот весьма мрачный пришел к благородному человеку, чтобы, как всегда, прислуживать ему. Тот говорит юнге:

– Что ты так уныл сегодня?

Он же, утаив от него, говорит:

– Нет, ничуть.

Кавидарий опять спросил его:

– Право, скажи мне, что с тобой?

Тогда юноша разрыдался и говорит ему, что так-то и так-то, моряки замыслили против тебя. Он говорит ему:

– Это точно так?

Тот же ответил:

– Поистине, они именно так и сговаривались друг с другом.

Тогда зовет кавидарий своих помощников и говорит им:

– Все, что я вам скажу, делайте незамедлительно.

Он расстелил муслин и принялся говорить им:

– Принесите мои сумочки с каменьями.

И принесли. Он открыл и начал рассыпать каменья, и, когда все выложил, принялся говорить так:

– Вот сама человеческая жизнь? Ради этого я робею, борясь с морем, и вскоре погибну, ничего не взяв из этого мира. – И говорит помощникам: – Вытряхните все в море!

И тут же все это утонуло в море, а моряки застыли в изумлении, и так рассеялись все их планы».

И сказал блаженный [Зосима]: «Заметим, что лишь только пробудился в нем помысел, как он сразу стал философом в словах и делах, и все это ради того, чтобы обрести крохотную жизнь. И правильно он сделал. Он думал: «Если я умру, то какая мне будет выгода от всех этих камней?» А мы и малого ущерба не можем ради заповеди Христовой понести.

И если вообще стоит печалиться, будем печалиться о гибели человека, нанесшего нам ущерб, а не о лишении имущества".


4983.jpg
Великий Патерик
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 26 мар 2018, 20:38

РИТУАЛЬНЫЕ СТРАХИ И СУЕВЕРИЯ


Совсем недавно как-то беспокойно зазвонил телефон. Бывает так, и телефон тот же, и звонок привычный, а чувствуется, что неприятность скажут или горестное сообщат.

Так и случилось:

— Батюшка, (звонили с прихода), у меня свечи, — голос чуть не плакал, — которые после похорон отца остались, пропали.
— Ну и что?
— Как что? Еще один покойник в доме будет!

Успокоил, как мог, а на следующий день зашел в тот дом, откуда звонили. Показалось, что еще на одни похороны приехал, когда увидел перепуганные глаза звонивших.

На все мои успокоительные речи не делать трагедии из дурного поверия, пришедшего из языческого прошлого и книг Аксенова, стоящих на самом видном месте в любой книжной лавке, не было никакой благой реакции. Страх поселился в доме. Пришлось из священника преображаться в доморощенного честертоновского пастора Брауна и в результате проведенного «расследования» определить, что сверточек с оставшимися от похорон церковными свечами благополучно завалился при последней субботней домашней уборке за книжный шкаф. Виновником случившегося была ленивая хозяйская дочка, которая вместо «вытри пыль», смахнула ее тряпкой, попутно зацепив злополучный сверток.

Радости хозяев не было придела…

Мне же было грустно. И не только грустно и печально, но еще не давала покоя мысль — тщетна твоя проповедь, батя. Не радость Христова и вера утверждающая, в сознании прихожан твоих, Богом данных, а язычество махровое. Вера во всесилие того, кто давно побежден, кто одного дуновения благости Божией страшится. Ведь посудите сами, какие вопросы задают на приходе, в письмах, на интернет-форумах и на телевидении:

— Можно ли носить пасхальные куличи на кладбища?
— Могут ли участвовать в погребении покойника его родственники?
— Кто первый должен ступить на венчальный рушник?
— Можно ли покупать продукты, где на упаковке идентификационный штрих-код?
— Через какое плечо надо передавать свечу в церкви?

И не только задаются эти и подобные вопросы! Они становятся во главу угла в духовной жизни. Ими руководствуются и в нарушении «установлений» Бог весть каких канонов и «старцев», видят чуть ли не предательство веры и отречения от православия. Но это для людей верующих, тех, кто принял Бога в сердце, а по неразумению своему видит в исповедании Его лишь выполнение определенных законов и правил. Того необходимого «минимума», который якобы достаточен для спасения.

Для тех же, кто в церкви ищет своего рода таблетку анальгина, способную помочь в скорбях и излечить от болезней, кому практически все равно, как и во что верить, лишь бы отстали неприятности и не привязывались болячки, языческие предрассудки становятся незыблемыми канонами.


Я очень часто сталкиваюсь с людьми, напрочь отрицающими Христа, но свято верующими в неблагополучность дороги, если ее перебежала кошка, стучащими по столу, дабы не исполнилось или исполнилось, и начинающих рабочий день с чтения горЕскопов. Именно они, не откликнувшись в свое время на Господне: «Се, стою у двери и стучу», отказавшись от крестильного крестика и веры отцов своих, захлопнувших дверь сердца своего от присутствия Божьего, все чаще становятся православными неофитами, видящими в Церкви и богослужении лишь очередной колдовской приворот или экстрасенсорную защиту.

Это они складывают ладошки лодочкой «для получения благодати» при евхаристическом каноне. Это они, распарив соль, читают три раза «Отче наш» и посыпают ею порог у входа в дом и квартиру. Это они распределили священников на благодатных и не очень, превратили почитание святых, как молитвенников пред Богом, в многобожный пантеон, где за фигурой «любимого» святого тускнеет и Христос.

Результат подобного «православного» верования можно лицезреть на некоторых общецерковных праздниках. Например, освящаю пасхальные куличи и яйца на Христово Воскресение и, уже либерально относясь к выставленными вместе с пасхальными явствами колбасе, салу и чуть прикрытыми (неловко все же) бутылкам, все же не могу промолчать, увидев положенные «под освящение» булавки.

На немой вопрос, зачем, мол, булавки с иголками, тут же, ничтоже сумняшеся, отвечают:

— Внучка замуж собралась. Булавочку в платье вколю, чтобы жили — не тужили.

Вот такое народное «православие». Христос стучится — откройте, впустите! Не слышим.Лукавый скребнется с булавкой, иголкой или птичьим пометом — ему и честь, и почет, и уважение.

Вера, она разная бывает. Сатана вон, тоже верит, а бесы, прислужники его, святое Писание получше наших доморощенных богослов знают и эту свою интерпретацию Библии за православие и выдают. Ведь для снискания благодати Божьей и Духа Святого, того, что преподобный Серафим Саровский назвал целью христианской жизни, труд нужен, и не малый, а здесь все элементарно. Водичкой побрызгал, через плечо три раза плюнул, к «благодатному» старцу съездил и сразу святым себя почувствовал.

Вернусь все же опять к усопшим нашим и погребениям. Здесь практически все бывают, независимо от уровня воцерковленности. Слава Богу, стали меньше устраивать похорон с разрывающей душу еврейской музыкой. Я нормально отношусь к иудеям, но у меня законный вопрос, почему в нашем ритуальном официозе мотивы лишь земли обетованной? Почему регистрируем брак с Мендельсоном, а провожаем с Шопеном? Все ведь с крестиками православными, крещены, да и венчаются некоторые, а уж отпеваются — все поголовно. Причем тут эта «ненашенская» музыка?

И еще одно, то, что смутит многих, но не сказать этого нельзя. Это явная языческая традиция — венки. Да, те самые от сослуживцев, комитетов, детей, внуков, племянников и прочих родственников. В христианстве венков сроду не было, так, лишний расход денег. На Руси всегда считалось, что лучше эти деньги отдать на милостыню в память об умершем — так действительно больше пользы будет для покойного, чем от некрасивого, безвкусного, страшного венка с шаблонными надписями на лентах. Но попробуй даже священник, заикнись об этом…

И еще одно, то, что смутит многих, но не сказать этого нельзя. Это явная языческая традиция — венки. Да, те самые от сослуживцев, комитетов, детей, внуков, племянников и прочих родственников. В христианстве венков сроду не было, так, лишний расход денег. На Руси всегда считалось, что лучше эти деньги отдать на милостыню в память об умершем — так действительно больше пользы будет для покойного, чем от некрасивого, безвкусного, страшного венка с шаблонными надписями на лентах. Но попробуй даже священник, заикнись об этом…

Введя помпезный, чуждый традициям и верованиям ритуал, мы сами пригласили язычество в свои души. Символ этого нововведения до дня сегодняшнего источает свои заразные миазмы с московского мавзолея, но его рано или поздно все же закопают, а вот последствия заражения нам еще долго придется излечивать.

Мне могут возразить, что и в Церкви обрядов много. И это будет правильное возражение, но ведь надо видеть сакральный смысл церковных установлений! Необходимо понимать смысл обрядов, но не подменять СМЫСЛА обрядами, когда говорят «делай так, а не сделаешь — попадёшь в ад!» Абсолютно недопустимо понимать обряд только как само «действо», без смысла. Если выбирать одно из двух, исполнение обряда или же исполнение сути того, что этот обряд символизирует, надо выбирать исполнение сути.

Надо, чтобы Церковь была такой, где ни один честный человек не смог бы, соприкоснувшись, не уверовать. Не в Церковь уверовать, а в то, о чём она свидетельствует. Это же может произойти лишь тогда, когда все чуждое, наносное и привнесенное будет отвергнуто. Когда икона станет окошком к Богу, когда дым кадильный будет напоминанием утерянного райского фимиама, когда красивые священнические облачения и украшения храмов будут восприниматься как отражения той красоты и благодати, которые ждут человека, открывшего двери сердца своего Христу.


image (1).jpg
image (1).jpg (26.92 КБ) 499 просмотров
Протоиерей Александр Авдюгин
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Аватара пользователя
Автор темы
proktoleon
Мудрый советчик
Сообщений в теме: 83
Всего сообщений: 1689
Зарегистрирован: 04.12.2008
Вероисповедание: православное
Сыновей: 1
Дочерей: 2
Образование: среднее специальное
Профессия: Пенсионер
Откуда: Украина
Контактная информация:
Re: Назидательные истории и притчи

Сообщение proktoleon » 01 апр 2018, 18:12

Сказка для взрослых - Глупая Баба


Жила-была Глупая Баба. Не то чтобы ума у нее совсем не было, ум кое-какой имелся, но она его за ум не считала, и о себе говорила: - «глупая я баба».

Жила она своим глупым умом: телевизор не смотрела, радио не слушала, газет со сплетнями не читала. «Сплетничать, как кокон вокруг себя сплетать, - считала. – Сначала тонкая сеточка, потом плотнее. В конце концов, такого наплетешь, что ни мира не видать, ни тебя самой». Еще Глупая Баба всем доверяла и никогда не искала выгоду; знала, что как только начнешь эту выгоду искать, она сразу тут, как тут: сладкая, вкусная, пахнет заманчиво. Попробуешь от нее кусочек, и еще захочется. Потом только о ней и думаешь: где бы раздобыть, как бы полакомиться. Не заметишь, как выгода вытеснит из тебя доброту и сердечность.

Когда Глупая Баба была ребенком, бабушка рассказала ей сказку о том, как выгода незаметно заменила человеку душу. «Она сначала одну душу погубила, а потом и весь мир может погубить», - сказала бабушка в конце. И маленькая Глупая Баба ей поверила.

Глупая Баба была разведенка. Муж от нее ушел к Красивой Бабе, когда дети были маленькими. Так на него красота подействовала. Ему даже было все равно – есть у той ум или нет.

Глупая Баба детей растила, как умела: читала им сказки, которые ей в детстве читали, учила музыке, как ее учили, уроки вместе с ними делала. Не жалела для чадушек ни времени, ни сил. Дети выросли, выучились и уехали работать в чужую страну, хоть мать им твердила: - «где родился, там и сгодился». «Ты ничего не понимаешь», - ответили. «Видно, упустила я что-то, недодала им чего-то важного», - переживала за детей Глупая Баба.

Лучшей ее подругой была Умная Баба. А как иначе? Сами подумайте, что может получиться из дружбы двух глупых баб? Сплошная глупость и безпричинное веселье.

Умная Баба о своем уме была такого высокого мнения, что его было видно за версту. Она свое мнение очень любила и заботилась о нем. Утром встанет и сразу смотрит – как там мнение, не уменьшилось ли в размерах? Убедится, что все в порядке, умоется, накрасится и мнению нос напудрит, букли накрутит и щеки нарумянит, чтобы оно хорошо выглядело. Умная Баба считала, что женская красота заключается в нарядном лице и формах, и все время напоминала об этом подруге. Та головой согласно кивала, но продолжала ходить, как Бог дал. Ну, что с нее взять, с Глупой Бабы!

Однажды, нежданно - негаданно, случилась в жизни Глупой Бабы любовь. Было ей тогда около сорока. Возраст для этого чувства не самый подходящий, но тут уж ничего не поделаешь. Влюбился в Глупую Бабу ее начальник. Был он, как водится, женат и глубоко несчастен.

Знали они друг друга сто лет, относились друг к дружке с симпатией и уважением, как вдруг в весенний день перекинулась между ними радуга, и задрожали, затрепетали от счастья и нежности немолодые сердца. Три месяца влюбленные тайно встречались после работы, гуляли в самом дальнем парке по заброшенным аллеям, взявшись за руки; не могли ни надышаться, ни наглядеться друг на друга. А потом начальник сказал, что хочет развестись с женой. «Что мне делать?», растерялась Глупая Баба, и семью рушить нельзя, и расстаться нет сил. Впервые она пожалела, о том, что глупа. Бросилась к подруге, рассказала про свою любовь и притихла. Что та скажет?

- И ты еще думаешь?! – закричала на нее Умная Баба, - бери его тепленького и вперед под марш Мендельсона. Тебе судьба такой подарок сделала, а ты еще раздумываешь!

- Может, и не судьба, - задумчиво сказала Глупая Баба. – Есть еще кое-кто, способный на такие подношения. Примешь его подарок, развернешь красивую обертку, откроешь золотую коробочку, а там вместо счастья – чужое горе.

- Это тебя бабушка в детстве сказками перекормила, а сегодня надо брать от жизни все!

- Все брать опасно, впопыхах можно и не нужное и чужое прихватить. Не могу я семью разрушить.

Вот так отказалась от своего счастья Глупая Баба.

Заплакали два немолодых сердца, и только птицы в парке видели, как исчез, растаял радужный мостик между ними.

Умная Баба очень хотела выйти замуж, хотя было ей сорок лет с большим хвостиком. Но она этот хвостик мастерски прятала. Опять-таки за румяными щеками и стройностью. Она и шейпингом занималась (не путать с шопингом), и на йоге узлом завязывалась, и даже танец живота освоила. На всякий случай. Ох, и умная Баба!

В поисках мужа ходила она и в театры, и на концерты, и даже на танцы «кому за тридцать» в дом офицеров. А там, куда не глянь, сплошные умные бабы: яркие, молодящиеся, подтянутые, а мужичков – по пальцам пересчитать. И все, в основном, какие-то поникшие, потухшие, с запахом вчерашнего перегара.

Замуж Умная Баба хотела не потому, что была страстной особой. Просто у нее, помимо городской квартиры был дом в деревне и участок земли. Одной бабе, даже и умной, хозяйство тянуть тяжело, да и времени у Умной Бабы на «посадить – вырастить» не было. Это только Глупая могла с утра до вечера спину в огороде гнуть, рыхлить, полоть, поливать, вырастить урожай и …раздать его. Она, вообще, все раздавала и никому в помощи не отказывала. Увидит зимой бедную старушку, шарф с себя снимет, на шею ей повяжет, а сама потом мерзнет. Ну, что с нее взять, с Глупой Бабы!

- В огороде мужик пахать должен, - говорила ей Умная Баба. – Надо тебе замуж выйти. Давай вместе на танцы ходить, мужей искать. Вместе веселее.

- Нет, - мотала та головой, - я на танцы не пойду. Я свое отлюбила, и замужем я была. А то, что муж от меня ушел, сама виновата.

- Глупая ты баба, - сердилась подруга, - слышала, психологи говорят, что чувство вины – это рудимент души. Надо от него избавляться.

- А как без него? – не понимала Глупая Баба. – Получается, если никто себя виноватым не считает, то все правы. А если все правы, значит, живи, как хочешь, о других не думай?

- А зачем думать о других? – удивлялась подруга. - Думать, вообще, вредно. Ум беречь надо. Я так и живу, – задрала она нос. – Ты про «Дзен» слыхала?

- Про дзен – нет. Вот, дзынь – слышала. Мальчик вчера на велосипеде мимо меня ехал и звонил в звонок: «дзынь – дзынь».

- Да, я и забыла, с кем разговариваю, - махнула на нее рукой Умная Баба, выставила перед собой высокое Мнение, и ушла.

«Какая у меня умная подруга, - радовалась Глупая Баба, - Я бы никогда не додумалась ум от мыслей оберегать. И что это за дзен такой? Китаец что ли?»

Как в воду глядела. Умная Баба и вправду познакомилась с мужчиной из страны с самой длинной стеной в мире. Приятное знакомство с иностранцем случилось в метро. Китаец случайно наступил ей на ногу и, страшно перепугавшись за свой проступок, принялся без остановки бормотать что-то явно извинительно, низко кланяясь с плотно сжатыми ладошками перед лицом. Длилось это минут пять. Умная Баба подумала, что в Китае за подобное действие полагается смертная казнь, иначе чего этот маленький мужчина так нервничает.

- Вы не безпокойтесь, - сказала она, разжав китайские ладошки, и взяла иноземца за руку. – У нас за это не сажают. У нас – это норма жизни. Мне почти каждый день на ноги наступают.

Говорила Умная Баба громко, тщательно выговаривая каждое слово, чтобы маленький мужчина все понял. Тому стало ясно одно – он должен идти с этой женщиной туда, куда она его поведет. Иначе, зачем она держит его ладонь?

Из вагона Умная Баба вышла вместе с китайцем, который трогательно ухватился за ее большой палец.

- Я – Умная Баба, - сказала она ему на улице, ткнув в себя пальцем.

- Умная Баба, - повторил за ней маленький мужчина с уморительным акцентом, и, скопировав ее жест, назвался:

- Ли Вань Янь.

«Что с этим Ваней делать? – задумалась Умная Баба. – А может его сразу в деревню отвезти и в огород запустить? Посмотрю, каков он в работе. Если хороший работник, очарую его в два счета и в ЗАГС. Ой, а, может, он женат?» Умная Баба осмотрела руки маленького мужчины. Обручального кольца не было. «Замуж за меня хочет! - догадался тот. – А что? Хорошая баба, большая, красивая, белая! Я на ней женюсь и домой привезу. Пусть работает. Рис сажает».

Китаец так обрадовался удаче, что вспомнил о разговорнике, лежащем у него в рюкзачке. Пригласив новую знакомую в кафе, он аккуратно выведал, что та здорова, а значит, в жены годится. О себе он поведал с помощью разговорника. «Умный, сильный, богатый, спортсмен, бизнесмен», - прочитала Умная Баба, указанные им слова и сразу решила – надо брать!

Глупая Баба одна грустила на свадьбе китайца и подруги. Она не могла понять, зачем русской бабе китайский муж? Ну, что с нее взять, с Глупой Бабы!

Гости были только со стороны невесты. Они веселились и поздравляли немолодых молодых. Правда, сколько лет новобрачному было не понятно, в этом он с Умной Бабой тоже оказался похож. Та, конечно, посмотрела паспорт мужа, но в нем оказались сплошные иероглифы. «Надо будет Ване выучить русский язык», - решила она.

Вскоре, Умная Баба уехала с Ли Вань Янем в Китай, знакомиться с его родней и пропала. Ее огород со временем совсем зарос, дом просел. О том, что в нем когда-то жила Умная Баба напоминали только нежно звенящие от ветра тибетские колокольчики на калитке.

Глупая Баба попыталась подругу найти, и даже обращалась на передачу «Жди меня», но у нее ничего не вышло.

Когда она состарилась, из-за границы вернулись дети. «Мама, ты была права, прости нас, - сказали они. – Никому мы там не нужны. Мы тебя больше не оставим». «Чего я детям не дала, Бог додал, - радовалась старая Глупая Баба, – теперь и умереть спокойно можно».

На похороны Глупой Бабы пришло множество народу. «Добрая, скромная, никого не осуждала, жила для других, в помощи никому не отказывала, мудрая», - говорили о ней люди.

Она не слышала этих слов.

Необычайной красоты душа, в сопровождении ангела, поднималась вверх.


1357884561_b.jpg
Ирина Рогалева
Дорогу осилит идущий, если Господь ведущий!

Ответить Пред. темаСлед. тема
  • Похожие темы
    Ответы
    Просмотры
    Последнее сообщение
  • Притчи
    Ольгуша » 12 фев 2009, 20:51 » в форуме Церковная жизнь
    229 Ответы
    62590 Просмотры
    Последнее сообщение Venezia
    02 июл 2015, 17:55
  • Притчи и предания
    Калинушка » 03 дек 2009, 19:34 » в форуме Книжный мир
    11 Ответы
    4329 Просмотры
    Последнее сообщение м. Фотина
    22 окт 2016, 22:29
  • Рождественские истории
    Марфа » 02 янв 2017, 19:32 » в форуме Светская жизнь
    7 Ответы
    1448 Просмотры
    Последнее сообщение Агидель
    17 янв 2017, 07:21
  • из истории Православия
    Георг » 05 фев 2010, 04:01 » в форуме Православие в вопросах и ответах
    3 Ответы
    5184 Просмотры
    Последнее сообщение Георг
    05 мар 2010, 22:11
  • Интересные истории
    Марфа » 25 авг 2015, 15:49 » в форуме Беременность и роды
    20 Ответы
    6044 Просмотры
    Последнее сообщение Максим75
    25 апр 2018, 09:07

Вернуться в «Православная семья»